Конкурс проводится с 2006 года
при поддержке полномочного представителя
Президента Российской Федерации в
Сибирском федеральном округе

Цветущие сады Виктора Дафта

Номинация, категория: «АгроПро», Автор печатного/интернет-СМИ
СМИ, регион: «Алтайская нива», Алтайский край
сайт медиа-ресурса
Автор: Чугунова Мария
Опубликовано: 25.10.2017
Один из редких, единичных случаев, когда соратники спустя четверть века продолжают работать на образованном ими сельхозпредприятии — речь идет об ООО «Горизонт» Михайловского района. Имя одного из пяти учредителей — Виктора Дафта — хорошо известно аграрному Алтаю благодаря многочисленным публикациям в прессе. Кроме того, предприятие из степной зоны — неоднократный победитель краевого трудового соревнования.

Пятеро смелых

Виктор Теодорович — персона медийная и узнаваемая, и с «Горизонтом» он ассоциируется в первую очередь. Однако все важные решения, касающиеся стратегии развития хозяйства или текущих дел, принимаются коллегиально.

— На моих глазах сколько деловых союзов развалилось! — говорит Виктор Дафт, комментируя ситуацию, когда на вольные хлеба в начале девяностых уходили целыми группами. — Команды чаще всего держались недолго, до первых прибылей. Как только деньги появились — многие не выдержали этого испытания. Рассоривались, уходили из бизнеса братья, лучшие друзья. Мы же впятером держимся вот уже двадцать пять лет.

Закон 1991‑го, позволивший каждому желающему зваться фермером и получить свой земельный надел, обещал невозможное: прокладку дорог к фермам, электрификацию фермерских объектов.

— Но я этому не верил, — рассказывает Виктор Дафт. — Любому здравомыслящему человеку было понятно: какие дороги, когда в стране непонятно что происходит. Однако в законе было прописано главное — нам давали свободу. Это и привлекло.

К этому знаковому моменту, когда государство дало людям возможность работать на себя, Дафт имел за плечами опыт работы в сельхозпроизводстве. Сначала водил большегрузы, одновременно — на любительском пока уровне — увлекся садоводством.

Первые саженцы

Он еще в свою бытность работником совхоза «Ракитовский» «заболел» идеей закладки сада. С молодости интересующийся историей малой родины, знал, что сразу после войны в этих местах садоводство существовало. Несмотря на засушливый климат Кулундинской степи, каждый колхоз имел насаждения плодово-ягодных деревьев. Спустя несколько десятилетий садоводство кануло в Лету, и лишь кое‑где лесополосы напоминают о границах когда‑то цветших и плодоносивших садов.

…В 1983‑м Дафт по случаю купил книжку «Сады Сибири», выпущенную институтом Лисавенко, — она и по сей день хранится в доме Виктора Теодоровича. Почитал — и с оказией приобрел в Барнауле первые саженцы красной и черной смородины, черноплодной рябины, а еще — малины, облепихи (невиданной до того в степи!), яблони. Немного спустя и виноград в район завез. Забегая вперед, отмечу, что садовое великолепие, радующее взор местных жителей и проезжих путников, по большому счету, заслуга исключительно Виктора Дафта, сумевшего возродить сады на территории Михайловского района.

— Село у нас довольно молодое, сто лет с небольшим насчитывает, никто особо деревьями и не занимался, — рассуждает фермер. — А сегодня у нас очень многие увлекаются любительским садоводством, редко увидишь двор, где бы не росли яблони, груши, виноград. Места в районе уникальные: среднесуточные среднегодовые температуры держатся на уровне Алматы — степь летней жарой известна.

Когда водитель грузовика Виктор Дафт пришел с идеей заложить сад к начальству «Ракитовского», его хоть и без особого энтузиазма, но поддержали. Виктор Теодорович, уже попробовавший себя в роли хозяина домашнего сада, взялся за реализацию проекта в промышленном масштабе. Долго, правда, в совхозе проработать не пришлось — в 1992‑м ушел на вольные хлеба еще с четырьмя товарищами.

Поначалу каждый выделился обособленно, но скоро стало понятно, что это неудобно: надо вести пять бухгалтерских отчетностей, да и с кредитами возникали трудности — банки охотнее сотрудничали с хозяйствами покрупнее. Словом, из общества крестьянских хозяйств выросли в ООО «Горизонт». И хотя учредители — разные по характеру и по взглядам, это предприятие и эта форма сотрудничества живут и в третьем тысячелетии.

За четвертьвековую историю сельхозпредприятия ни на один день не был просрочен ни один кредит, ни разу не случилось задолжать налоговой или Пенсионному фонду. Сказывается немецкая основательность и надежность Виктора Дафта, которого многие давно ассоциируют с руководителем хозяйства. Однако он против такого выделения.

— У нас на предприятии право голоса у каждого из пяти учредителей, — поясняет Виктор Теодорович. — Ежедневно по утрам проводится планерка, где обсуждаются все текущие вопросы.

Ягодные «плантации»

Несмотря на то что поля «Горизонта» в большей степени засеяны традиционными для степной зоны сельхозкультурами, среди которых пшеница, подсолнечник, гречиха, чечевица, славится предприятие своими плантациями садовой земляники. В июне за сладкой ягодой едут сборщики из соседних и даже отдаленных территорий края.

Ягода — одно из направлений садоводства, которое так близко душе Виктора Дафта. Он ведь, когда вместе с товарищами вышел из совхоза, и сады взял. Были тяжбы из‑за них, а потом грянула особо морозная зима — и все, воевать стало не из‑за чего. Почерневшие стволы деревьев мерзли на степных ветрах — и не было надежды на новый урожай. Тогда прежнее руководство перестало противиться и безжизненные сады отдало «Горизонту».

Дафта и его соратников трудности не испугали. Они понимали: потребуется большая работа, чтобы деревья вновь зацвели в степной зоне Алтая. После раскорчевывания старых растений и высадки новых так и случилось.

Занялись и садовой земляникой — культурой, прославившей «Горизонт» далеко за пределами района. Стартовые площади под нею занимали лишь 15 соток, однако спустя 25 лет ягода возделывается на 10 гектарах.

И ведь нельзя сказать, что все — достигло предприятие успеха и на этом остановилось. Нет! В 2016‑м Дафт завез три новых сорта из Республики Алтай, начал их испытания. В 2017‑м высажено два гектара жимолости, осуществляется орошение ягодных плантаций. Вот что значит — заниматься интересным, любимым делом. Не усмирить полет души, полет фантазии, не утолить творческого голода — всегда в голове Виктора Теодоровича зреют новые задумки.

25 лет «Горизонта»

…2017‑й стал юбилейным для «Горизонта» — после посевной предприятие отметило 25‑летие. Это только быстро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

С одной стороны посмотреть — четверть века пролетели, будто на одном дыхании жизнь книжные страницы перевернула; с другой — а дел‑то проделано столько, что иным за две жизни не охватить. И вдвойне приятно, что есть в этих каждодневных крестьянских трудах важный, символический смысл. Посадить дерево — дать новую жизнь, оставить память и красоту людям.

История одной семьи

...А ведь, пожалуй, можно удивиться тому, как тонко чувствует эту самую красоту мира Виктор Дафт. Кто его научил замечать ее повсюду? Сейчас в ходу утверждение, что все идет из детства. Не будем спорить с маститыми знатоками психологии, но уточним, что детские годы нашего героя не были окутаны сказкой и чудом.

Семья этнических немцев Дафтов вынесла столько горя и страданий, что не приведи никому. И сейчас, погружаясь в историю отдельно взятой фамилии, поражаешься стойкости и смиренности людей, на долю которых выпали жестокие испытания.

Первым в Ракиты из Западной Белоруссии пришел дед Давыд — со своими товарищами он и основал село в 1892‑м, где последующие поколения продолжили его род. Тогда, в самом конце девятнадцатого столетия, люди, пришедшие осваивать Сибирь, чудес с неба не ждали. Чтобы освоить продуваемую ветрами алтайскую степь, первым делом выкопали землянки, начали налаживать быт. Немцы известны своей практичностью и любовью к делу. И дед Давыд основал сукновалку, которая работала на льне да конопле. Добра от той сукновалки предок Виктора Теодоровича и не видел почти — поначалу по неосторожности он на ней руки лишился, а затем и вовсе раскулачили мужика, советские власти посчитали зажиточным…

У другого деда, Генриха, в Житомирской области имелось две мельницы. Через это и его раскулачили в 1929‑м, сослали в Тайшет, где спустя год расстреляли. Чекистская власть не считала человеческую жизнь чем‑то важным и хрупким. Расстрельные приговоры подписывались пачками…

Оставшаяся без мужа бабушка Луиза, в то время молодая женщина с пятью детьми на руках, была отправлена в Сибирь, поначалу — на станцию Яя Кемеровской области. Из этого пересылочного пункта их выслали еще дальше — в село Назимово Красноярского края.

Не выдержав тягот пути, умерли два ребенка. Нет слов описать горе женщины, испытавшей смерть близких, оказавшейся в тяжелейшей ситуации, когда о будущем думалось со страхом… Не сломила ее только ответственность за детей.

— Это страшная трагедия, страшная, — повторяет Виктор Дафт. Ему, восстановившему по крупицам историю своей семьи, больно и сегодня. — Мои предки немало страдали. Русские немцы, этим все сказано. Их не обошло стороной раскулачивание, расстрелы, высылка в годы войны, трудармия… Знаете, что меня больше всего поражает? Отец и мать, чья жизнь была богатой на притеснения и трудности, никогда не жаловались. Они плакали, когда умер Сталин, ни на кого не держали зла и обид, принимали удары судьбы как неизбежное зло, много перетерпели.

— Когда Давыда, деда по материнской линии, раскулачили, семью выслали в Красноярский край. Там, в деревне Назимово, в будущем познакомились мои родители, там я и появился на свет, — рассказывает фермер. — Когда «сняли комендатуру» и этническим немцам разрешили передвигаться по стране, родители двинули в Краснодарский край. На Кубани пожили недолго, мама все говорила, что ей не подходит местный климат. Вот и вернулись в Ракиты, это мамина родина.

Тут требуется небольшое отступление. Не вся родня решила уехать на Алтай. Кто‑то остался на югах, кто‑то двинул дальше. И спустя десятки лет Виктор Дафт восстанавливает утраченные звенья той цепи, ищет по всему миру родственников. Недавно разыскал своих двоюродных брата Владимира и сестру Ольгу, впервые в жизни встретились эти люди. Верно, верно говорил классик про то, что кровь — великое дело. Что‑то дрогнуло внутри у трех взрослых, состоявшихся людей, когда встретились, обнялись.

— А сразу почувствовалось, что — тоже Дафты, что — родня, — улыбается Виктор Теодорович. — Такое сходство — и внешнее, и в характерах. Одна кровь!

Калининград, Германия, Алтай, Красноярск, Ростов, Челябинск, Америка — по всему миру разбросала судьба это семейство.

— Виктор Теодорович, ну хоть немного о своем детстве расскажите, — прошу собеседника. — Интересно, как вы жили.

— У отца была важная по тем временам профессия — ветеринар. Из-за того и бронь получил, в трудармию не отправили его, — отвечает фермер. — А у мамы мы, ребятишки, погодки. Иной раз, помню, она подрабатывала на ферме, отцу помогала. У нас же в Ракитах тогда до 20 тысяч голов овец держали!

Подрабатывать я начал с детства. По две копейки платили нам за то, чтобы ягненка притащить на прививку. Входной билет в клуб тогда стоил 5 копеек. Еще рубили веточный корм для овец, оплата — все копейки. В день по 200 килограммов можно было заготовить. На всю жизнь память о тех временах осталась в виде шрама на руке…

На ферме еще ничего, а вот на кирпичном заводе женщины надсажались — страшно представить. Такие тяжести тягали! Из огромных печей доставали горячие кирпичи, особым способом укладывали их. За такую работу брались целыми семьями, выгружали обожженную глину вечерами, по холодку. Помогали родителям и мы, ребятишки. Такой труд оплачивался минимально, но каждый пользовался возможностью хоть что‑то заработать…

Жили‑то как, не чета сегодняшнему времени. Ничего же не было! Из одежки в одежку ребятишки росли. От старших что достанется, то и донашивали. Помню, в школу ходил в фуфайке и кирзовых сапогах — вот и весь наряд, валенок‑то не было. А ведь старшеклассник уже, на девчонок поглядывал.

— Самая большая любовь моей жизни — сад, — признается Виктор Дафт. — Сады у меня и на работе, и дома. Дома живая изгородь из винограда. Нравится наливки домашние делать, какие только я не готовил!

И еще одно увлечение Виктора Теодоровича заметным становится с первых минут разговора. Я имею в виду его интерес к истории — но не только семьи, а и села. В последние годы фермер принялся собирать предметы деревенского быта. Односельчане услышали про то — и начали приносить старинные утюги, прялки, самовары, ступы, даже патефон! Уже набралась коллекция для небольшого музея. Пока он располагается во дворе дома Дафта.
 
Цифры и факты        
             
                                                 
28 человек трудится на постоянной основе в ООО «Горизонт».

5 тыс. га занимает растениеводство на предприятии, 15 отдано под сады.

Растениеводство представлено такими культурами, как пшеница, подсолнечник, гречиха, чечевица и «фирменная» ягода — садовая земляника.

Сельхозпроизводство рентабельно. Предприятие серьезно вкладывается в обновление материально-технической базы, покупает комбайны, самоходные косилки, оборудование для мехтока — причем все приобретения за счет собственных средств. Построена прекрасная база с замечательными офисами, гостиницей, даже прудом и клумбами! Ремонтируются зерносклады — словом, непрерывно идет важная и необходимая работа, направленная на развитие бизнеса.

2 тысячи саженцев пирамидального тополя, дички, облепихи безвозмездно предоставило ООО «Горизонт» району для обустройства сельских территорий. К очередному юбилею освоения целины предприятие высадило аллею в райцентре; помогает оно и школьному дендрарию.

3 созыва подряд избирается Виктор Дафт депутатом районного совета. При этом всегда побеждает соперников с большим отрывом. Значит, верят люди, значит, оценили его труды на благо родного села, родного района.

Вернуться

©2006-2018 «Сибирь.ПРО»
sibirpro@sfo.rsnet.ru
Все контакты