Конкурс проводится с 2006 года при поддержке полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе

Как томичи сохраняют ремесло и делают трендовый продукт из кожи. TomskCraft: семья кожевников

Номинации / 05 июля 2021 в 1:54
Номинация, категория: Экономика, Автор печатного/интернет-СМИ
Автор: Мазуров Александр
Опубликовано: 03.07.21

Дореволюционная Сибирь славилась своими мастерами, и Томск был одним из крупнейших ремесленных центров. В XIX веке ремеслами занималось больше 10% населения Томского уезда. Многие крестьяне переселялись в города, шли на мануфактуры. В советские годы ремесла потеряли свое значение — на смену пришли заводы.

Папин молоток, пассатижи и балкон

Семейная мастерская специализируется на изделиях из кожи: ремни, сумки, рюкзаки, кошельки, обложки для документов. Кроме того, из дерева в мастерской делают упаковку, занимаются выжиганием и гравировкой.

Полина Лукьяненко разрабатывает дизайн изделий, договаривается о поставках, также работает с кожей. Александр Лукьяненко — главный мастер и «швея 100-го уровня».

Изделия мастерской покупают в разных городах страны, бывают и зарубежные заказы.  Чаще всего изделия покупают жители Москвы и Санкт-Петербурга. Узнают про мастеров через Instagram и знакомых, есть и постоянные клиенты.

До ухода в ремесло Полина работала в лизинге, Александр — подрабатывал на стройке. Начался семейный бизнес в 2015 году с балкона и портупеи.

— У меня была нормальная, хорошая работа, довольно высокооплачиваемая, — рассказывает Полина. — Но мне нужно было постоянно ходить в офис, что я не очень любила. У нас всегда была потребность чем-то заниматься, мы не можем сидеть спокойно дома, это не про нас.

— Меня подруга спросила, смогу ли я сделать портупею. Так как я всегда занималась чем-то своими руками, оформляла свадьбы, подумала: почему бы и нет… Взяли предоплату. До этого кожей не занимались совсем.

— А потом уже решили, что с предоплатой делать, — смеется Александр. — Оказалось, кожу в Томске практически не найти. Мы нашли небольшой кусок втридорога в обувной мастерской, купили его и собрали наше первое изделие.

Подруга Полины портупеей была довольна, и будущие мастера опубликовали фотографии первого изделия в Интернете. 

— И пошли заказы, причем много, — вспоминает Полина Лукьяненко. — Мы были в шоке. Портупеи как раз в тренде была, всем они нужны были, а их в Томске практически никто не делал.

Сняли первую мастерскую — гараж. Сразу решили покрасить все стены в черный. По словам Александра, эти стены потом поглощали весь свет, сколько бы освещения не было: «Мы были дизайнерами от бога».

Коровки!

Гараж, буржуйка, портупеи и черные стены сопровождали мастеров полтора года. Со временем делать портупеи надоело — осваивали новые изделия и вкладывали всю выручку в производство: купили швейные машинки для кожи, станки, специальный инструмент. До этого все шили вручную.

— Мы даже не знали, как кожа выглядит, — вспоминает Александр свою первую портупею. — Думали, как ткань: идешь в магазин, покупаешь квадратный метр и нарезаешь, как тебе надо. Оказалось, что это не так.

Перед тем как решиться самому сделать что-то, нужно прочитать книжку, чтобы понять, что тебе нужно, из какой кожи стоит делать, а какая может не подойти. Ты можешь потратить деньги, но тебе придется все переделывать.

— Мы так и делали, — вспоминает Полина. — Взяли однажды кожу, бархат напоминала, очень красивая была, приятная, но она совершенно не шилась, вела себя как резинка, тянулась во все стороны — нам пришлось ее быстро перезаказывать, пересогласовывать все с клиентом.

— Метод научного тыка на самом деле неплох, — смеется Александр.

В работе с кожей многое зависит от материала, какую часть «шкурки» используют в изделии: так, спинная часть — чепрак — используется для ремней. Это самая плотная и твердая часть шкуры.

Сейчас кожу мастера заказывают у российских производителей. На вопрос, из какой кожи делают изделие, отвечают: «Коровки!». Кожу покупают без лицевой отделки — обрабатывают самостоятельно. 

— Есть финишная отделка — сделал изделие и отдал,  — рассказывает Полина. — Мы ее не очень любим, потому что у нее лицо не очень натуральное. С кожей краст (натуральная кожа без лицевой отделки. — Прим. ред.) ты можешь выбрать, какой она станет. Она может быть глянцевой, матовой, гладкой, шершавой. Ты сам доводишь изделие и понимаешь, что тебе нужно.

Небольшой заводик

По словам Полины Лукьяненко, сейчас небольшая мастерская справляется с крупными заказами. До пандемии, когда заказов было много, в мастерской работало несколько сотрудников, потом заказы стали поступать реже, и пришлось вновь работать самим.

— Мы выигрывали тендер: делали за две недели 660 наборов подарочных, — рассказывает Александр. — Там были деревянные коробки и брелки кожаные, за две недели партию сделали. Это был первый опыт такого заказа за короткий срок. Мы думали, что не будем успевать, поэтому первые дни перерабатывали, а под конец поняли, что все успеваем, и расслабились.

По словам мастеров, когда много заказов — приходится работать сутками.

— У нас тут комната отдыха, потому что мы на работе находимся очень много времени, — рассказывает Александр. — Бывало, что приходили в восемь утра и… не уходили. Могли здесь покемарить буквально два-три часа, вставали и продолжали делать заказы. Двое с половиной суток мы могли не спать. Это перед Новым годом зачастую бывает. Когда берешь все, что можешь, а потом по времени понимаешь, что ты не в силах справиться даже со всем народом.

В свободное от школы время Полине и Александру помогает их дочь Эвелина, заодно обучается ремеслу. В основном обрабатывает кожу: «Она планирует продолжать наше дело, говорит, что хочет работать здесь. Образование на будущее рассматривает, которое нам пригодится».

«Упоротые фанатики»

Обложку для паспорта в мастерской могут сделать за 20 минут — только работа, не включая макет и согласование с клиентом. На некоторые заказы уходит несколько дней.

— Самой, наверное, сложной была первая спортивная сумка, — вспоминает Александр. — Нам было интересно попробовать. У нас на тот момент вообще не было машинок, шили все только на руках. Около пяти метров ручного шва. Ее хотели изначально заказать у нашего конкурента. Он сказал, что за такое браться не будет. И когда он увидел фото у нас в профиле, что мы сделали сумку, написал в комментариях, что мы «упоротые фанатики».

— Мы фанатики, да, — смеется Полина.

Чаще всего заказывают ремни, кошельки и обложки для автодокументов.

— Я устаю, мне нравится что-то новое делать, тогда удовлетворение получаю, — признается Александр. — Когда делаешь одно и то же изо дня в день — устаешь.

— Опять-таки, так как рука набита, скорость изготовления этих изделий довольно большая, — поясняет Полина. — Мы стараемся типовые вещи хранить в наличии. Перед праздником они все уходят.

Бывают и интересные заказы. Осенью прошлого года мастерская помогала запускать воздушный шар.

—  У нас приятели купили воздушный шар и запустили его в Шерегеше, —  рассказывает Полина. —   Мы делали сувенирную продукцию: значки на раздачу, вывески, всякие таблички. Это было эмоционально. Плюс мы поехали запускать этот шар, помогать с оформлением точки на месте. Накатались, налетались…

Хорошо, когда есть конкуренция

По словам мастеров, кожевенное дело сегодня набирает популярность.

— Буквально за месяц в Томске открылись еще две мастерские. Они почему-то очень быстро, как грибы, появляются. Раньше внимание на них обостряли — конкурент новый, нужно посмотреть, что они делают. Потом поняли, что мало кто из них держится. В Томске еще две-три компании, которые действительно давно и хорошо делают. Мы все стараемся дружить между собой, даже выручаем друг друга. Если у нас что-то закончилось и этого нет в городе —  мы обращаемся к своим конкурентам,  всегда помогают.

По словам Полины, наличие конкуренции при этом заставляет мастеров двигаться дальше, повышать качество изделий: «Рада, что она у нас есть».

Сейчас Полина и Александр планируют начать делать обувь на заказ, закупают инструменты, уже взяли специальную швейную машинку.

—  Я все мечтаю себе кеды собрать, —  рассказывает Александр. —  Я сначала хочу сделать себе, и если получится —  наладить производство обуви.

—  В Новосибирске есть школа, которая учит раскройке обуви, хотим туда поехать учиться, —  поясняет Полина. — Летом вместо отпуска. И начать обувь шить. Потому что это довольно интересное направление и очень востребованное.