Конкурс проводится с 2006 года при поддержке полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе

Серия работ в номинацию «Экономика»

Номинации / 21 июля 2021 в 1:20
Номинация, категория: Экономика, Печатное/интернет-СМИ
Автор: Газета «Вечерний Барнаул»
Опубликовано: 21.01.21

Что помогло алтайскому бизнесу устоять в период пандемии

21.01.2021

Минувший год был не самым простым для малого и среднего бизнеса. Ограничительные меры в связи с пандемией по разным данным затронули порядка 80% предпринимателей. Однако, как отметил на онлайн-пресс-конференции начальник управления Алтайского края по развитию предпринимательства и рыночной инфраструктуры Александр Евстигнеев, алтайский бизнес устоял – обошлось без массовых закрытий и увольнений.

Уходящий год выдался сложным почти для всех отраслей бизнеса, однако наиболее пострадавшими официально признали 12 сфер. По данным Александра Евстигнеева, в Алтайском крае в этот перечень вошли около 20 тыс. субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП). На помощь бизнесу своевременно пришли эффективные меры поддержки, такие как кредитные каникулы, беспроцентные кредиты, прямые субсидии, что позволило большинству удержаться на плаву.

Самой востребованной адресной мерой стали субсидии на неотложные нужды и выплату заработной платы – ею воспользовались 14,6 тыс. предпринимателей на общую сумму 1,2 млрд руб. Также пользовались спросом кредиты под 2 % годовых на возобновление деятельности (на заработную плату) с возможностью последующего списания (в случае сохранения занятости). В крае выдано более 3,5 тыс. таких кредитов на сумму 6,0 млрд руб. Кроме того, предпринимателям из пострадавших отраслей предоставлена возможность получения беспроцентных кредитов на зарплатные проекты из расчета один МРОТ на одного работника на шесть месяцев. В регионе выдано 448 кредитов на общую сумму 1,043 млрд руб.

Льготный займ

– Размер господдержки МСП в Алтайском крае в 2021 году будет больше на 18,6% той суммы, которая изначально планировалась. При этом размер капитализации двух региональных финансовых институтов – гарантийной организации и Алтайского фонда микрозаймов на сегодня составляет почти 2 млрд руб., что существенно расширяет доступ субъектов бизнеса к льготным финансовым ресурсам. Так, за период прошлого года предпринимателям региона выдано 123 поручительства на сумму 541 млн руб., что позволило привлечь в экономику края 1,8 млрд руб. дополнительных кредитных ресурсов. Алтайский фонд микрозаймов предоставил 435 займов 397 субъектам малого предпринимательства на общую сумму свыше 1 млрд руб., – рассказал Александр Евстигнеев.

Гостиничный бизнес является одной из наиболее пострадавших сфер бизнеса. Учредитель гостиницы «Сфера» Олег Ударцев признается – месяцы простоя дались компании нелегко.

– Ограничения сняли в сентябре, кода туристический сезон был уже позади, из-за пандемии сократилось число гостей в городе в принципе, – пояснил предприниматель. – Льготный займ под 1% на 1,5 года позволил сохранить работоспособность, средства направили на поддержание предприятия. Ждем нового сезона, чтобы начать работать в полную силу.

Дешевые длинные деньги позволили предприятиям не только не закрыться в сложных экономических условиях, но и получить возможности для развития. Максимальный рост интереса со стороны бизнеса к продуктам Алтайского фонда микрозаймов состоялся в четвертом квартале, когда ввели программу инвестиционных займов. Она предусматривала выдачу от 5 до 10 млн. руб. по ставке 2,125% годовых сроком до 7 лет. Среди первых предпринимателей, получивших такой займ, лабораторная служба «Хеликс».

– В планах нашей медицинской компании открыть пятую клинику в Барнауле, на ул. Энтузиастов, – пояснил генеральный директор ООО «ХЕЛИКС-АЛТАЙ» Виктор Гудяк. – Это перспективный, почти застроенный микрорайон, в котором имеется существенный запрос на медицинские услуги. Площадь помещения 132 кв. м, но, думаю, нам удастся его увеличить почти в два раза за счет надстройки второго этажа. Честно говоря, мы долго не раздумывали обращаться ли за таким займом. Это уникальная возможность получить длинные немаленькие деньги под выгодный процент. Фактически это заимствование на уровне европейских стран.

Причем меры господдержки сохранятся и в этом году. В частности, снижение ставки по льготным кредитам для МСП и самозанятых до 7%, мораторий на плановые проверки, упрощение лицензирования отдельных видов деятельности.

Всего в Алтайском крае 74 980 субъектов малого и среднего предпринимательства, из них 31 799 – юрлица, 43 181 – ИП.
Окончательные итоги года по ситуации в малом и среднем бизнесе региона можно будет сделать не ранее, чем весной. Однако по словам Евстигнеева, итоги 11 месяцев 2020 года не слишком отличаются от такого же периода 2019 года. С января по ноябрь прошлого года в Алтайском крае в статусе юрлиц открылось 3640 новых компаний, а закрылось 4956. Причем, 4039 из них были ликвидированы по решению налоговой службы. В статусе ИП зарегистрированы 7269 предприятий, 9396 – прекратили свою деятельность. 7200 – сделали это самостоятельно, остальные – на основании банкротства или решения суда. По данным управления, на эти показатели повлияло введение в регионе режима самозанятых. 10091 житель региона, из них 5093 – барнаульцы, выбрали для себя налог на профессиональную деятельность. Среди них есть те, кто закрыли ИП.

Выбор режима: «упрощенка» или…

Отдельно в ходе пресс-конференции обсуждали вопросы перехода предпринимателей на другие налоговые режимы в связи с отменой ЕНВД. Это один из выгодных и простых режимов налогообложения, которым пользовались 37 тысяч представителей малого и среднего бизнеса. 13 тысяч из них зарегистрированы в других регионах, но вели свою деятельность на Алтае. Плательщикам необходимо было определиться с режимом до конца 2020 года. По данным Александра Евстигнеева, большинство из них перешли на «упрощенку» – это более 15 тысяч компаний и ИП.

Вторым по популярности режимом налогообложения стала патентная система – более семи тысяч предпринимателей. Региональные власти приняли ряд изменений, чтобы патент стал достойной альтернативой «вмененке». В частности, ИП могут наполовину уменьшить стоимость патента на сумму уплаченных страховых взносов по аналогии с ЕНВД при наличии наемных работников и на всю сумму страховых взносов, если предприниматель трудится один. Субъектам дали право самостоятельно определять виды деятельности, по которым можно продавать патенты, уже сейчас этот перечень у нас расширен до 84 видов.

Чуть более 400 предпринимателей, плативших ЕНВД в качестве ИП, выбрали для себя режим самозанятых. А 528 организаций так и не смогли определиться с режимом до конца года. По первоначальным условиям, это означало автоматический переход на общий режим налогообложения, являющийся наиболее затратным из всех. Однако ФНС дала еще один шанс – до 1 февраля принять решение. Только на этот раз выбор будет лишь между двумя видами – упрощенным или общим.

Эксперты считают, в результате изменений законодательства, несмотря на послабления, велик риск ухода малого бизнеса в тень. Однако Александр Евстигнеев уверен, что пандемия как раз показала – работать легально выгодно.

– Меры господдержки, о которых говорили, предназначены для компаний в наблюдаемом секторе экономики, которые официально платят налоги, трудоустраивают сотрудников, – пояснил спикер. – Те компании, которые в первые дни ограничений сократили штат, скрывали доходы – не смогли воспользоваться поддержкой. Так что, выгодно ли работать в тени – под большим вопросом.

 

На какую поддержку могут рассчитывать социальные предприниматели

19.03.2021

До 1 мая в Алтайском крае формируется реестр социальных предпринимателей. Какие возможности это открывает перед бизнесом с особым статусом и как его сделать коммерчески успешным?

– Это бизнес про сердце, он создается не ради личного обогащения, – характеризует социальное предпринимательство Павел Ракитный, управляющий медико-социального пансионата в Барнауле «Новые зори», ставший лучшим социальным бизнесом в сфере обслуживания. Год назад его учредитель Жанна Чичканова открыла на базе заброшенной больницы пансионат, где предоставляют услуги по уходу и проживанию пожилых людей. И делают это на европейском уровне.

Это лишь один из примеров социального бизнеса. В 2019 году понятие «социальное предпринимательство» было закреплено на законодательном уровне, тем самым выделено в отдельную категорию МСП. Также были обозначены меры господдержки, необходимые для его развития.

– Под термином «социальное предпринимательство» понимается деятельность, сочетающая черты социальной миссии и бизнеса, – поясняет руководитель Центра инноваций социальной сферы Алтайского фонда развития малого и среднего предпринимательства Ольга Власова. – Социальный предприниматель движим осознанием своей миссии – сделать что-то, изменить мир к лучшему: кому-то облегчит боль, кому-то даст шанс на достойную жизнь, детям принесет новые знания и радость, а родителям – уверенность в их будущем. Это больше, чем бизнес в традиционном его понимании, это желание и готовность вовлекаться в перемены, становиться драйвером социальных преобразований.

Чем помочь?

Согласно закону о социальном предпринимательстве, такой бизнес должен соответствовать четким критериям, среди которых трудоустройство социально незащищенных групп (людей с ограниченными возможностями, сирот, пенсионеров, беженцев, переселенцев и т.п.), производство товаров (работ, услуг) для таких категорий граждан, достижение общественно полезных целей. Социальные предприниматели создают условия и возможности для тех, кто хочет и может работать, но в силу объективных причин не конкурентен на рынке труда. Причем недостаточно трудоустроить одного такого сотрудника и претендовать на статус социального предприятия. Это должно быть кадровой политикой – таких работников должно быть более двух и их доля в штатной численности – более 50%. Есть такие проекты, как «Лавка добра», помогающая реализовать творческий потенциал исключительно людей с ограниченными возможностями здоровья, обеспечивая им таким образом и занятость, и социализацию. А реализация созданной их руками продукции дает им дополнительный доход.

По оценкам ЦИСС, в Алтайском крав критериям социального предпринимательства соответствуют порядка 2000 субъектов МСП. Традиционно это бизнесы в сферах культуры, дошкольного и дополнительного образования.

– За каждой историей – большой или маленькой – стоит конкретная личность. В социальное предпринимательство часто приходят люди, лично столкнувшиеся с какой-либо социальной проблемой, в результате помогают в ее решении и другим, – говорит Ольга Власова.

К таковым можно отнести семейный клуб «Осьминожки», ставший в 2020 году победителем в номинации «Лучший проект социального предпринимательства в сфере поддержки и реабилитации людей с ограниченными возможностями здоровья». Создавался он изначально для организации досуга и развития маленьких барнаульцев, и уже это делает его социальным предприятием, поскольку относится к общественно-полезной деятельности. Практически с первых дней среди клиентов клуба была жительница Барнаула, у которой двое детей с ДЦП. Глядя, как женщина разрывается между двух сложных ребятишек, учредитель «Осьминожек» Юлия Белянина задумалась, чем могла бы ей помочь.

– Оказалось, существуют субсидии, которые позволяют обеспечить бесплатное обслуживание таких деток в частных центрах, компенсируя предпринимателю расходы на заработные платы сотрудникам, оборудование, чтобы не уйти в минус, – поясняет Юлия Белянина.

Сегодня в Центре порядка 10 подобных семей. На каждого субсидию не оформишь, но предусмотрена для данной категории система скидок.

– Многие путают социальное предпринимательство с благотворительностью, – считает бизнесмен. – С одной стороны, в наших силах решать социально-значимые вопросы, но при этом мы должны быть нацелены на самоокупаемость, получение дохода, достаточного для содержания компании и выполнения обязательств перед сотрудниками. Чтобы такой бизнес не был убыточным, требуется господдержка.

И благодаря принятию закона о социальном предпринимательстве ожидается усовершенствование механизмов государственно-частного партнерства в образовании, культуре и в сфере социальной защиты.

Все – в реестр

С 2020 года в регионах началось формирование перечней субъектов МСП, признанных социальными предприятиями. В Алтайском крае такой статус в прошлом году получили 40 социальных предпринимателей. Официальный статус позволяет претендовать на специальные меры государственной поддержки.

– Наше предприятие состоит в реестре социальных предпринимателей, сделать это не сложно, – говорит Павел Ракитный. – Надо понимать, что бизнес этот не высокомаржинальный, и какие-то проблемы можно решить путем коллаборации (сотрудничества. – Прим. ред.) с коллегами. Так, в январе мы осуществили с «Лавкой добра» совместный проект. В пансионат приезжали талантливые умельцы из общества слепых, занимались рукоделием с нашими подопечными. Плюс ко всему существуют льготы для социального предпринимательства, ЦИСС оказывает помощь по продвижению, консультирует в вопросах финансового планирования, маркетинга.

Для получения статуса «социальное предприятие» необходимо до 1 мая подать пакет документов в управление Алтайского края по развитию предпринимательства и рыночной инфраструктуры или через Центр «Мой бизнес». Решение об официальном признании предприятия социальным принимается специальной комиссией. Статус «социального предприятия» нужно подтверждать ежегодно.

В Алтайском крае уже действуют налоговые льготы для отдельных видов социально-предпринимательской деятельности, предоставляются микрозаймы по сниженным процентным ставкам. Социальный бизнес включен в приоритетные сферы экономики региона для государственной поддержки в виде грантов на реализацию проектов до 2 млн руб.

В этом году также планируется предоставление субъектам МСП, вошедшим в Реестр социальных предприятий, грантов в размере до 500 тыс. руб. на реализацию новых проектов или расширение действующих. Предполагается финансовое обеспечение расходов предпринимателей на аренду и ремонт помещений, приобретение основных средств, оборудования, оплату коммунальных услуг и др. – Центром «Мой бизнес» дополнительно формируется комплекс услуг для продвижения проектов социальных предприятий, входящих в Реестр, – добавляет Ольга Власова. – В частности, услуги по разработке и продвижению бренда, изготовлению сайтов и рекламно-информационных материалов. Социальные предприниматели получают преференции при аренде помещений в Центре «Мой бизнес». И мы надеемся, что пакет мер поддержки социальных предприятий будет расширяться. Сегодня, например, обсуждается вопрос о специальных льготных кредитных продуктах для социальных предпринимателей.

 

Официальный бизнес может вывести доход на новый уровень

26.03.2021

1 июля в Алтайском крае начал действовать специальный налоговый режим – на профессиональную деятельность. За это время более 7000 барнаульцев получили статус самозанятых. Какие возможности открываются в новом статусе и каковы риски злоупотребления благоприятным налоговым режимом?

Легальный статус

Главным эффектом введения нового налогового режима, как и ожидалось, стала легализация микробизнеса, имеющего чаще всего скромный либо сезонный доход. Под эту категорию попадают тысячи фотографов, парикмахеров, таксистов, репетиторов – в общем, представители любых профессий, работающих на себя. Многие из них и рады бы работать открыто, но оформлять ИП репетитору, зарабатывающему в месяц 10 тыс. руб., все равно что стрелять из пушки по воробьям. Даже при нулевом доходе за свое пенсионное и медицинское страхование индивидуальным предпринимателям необходимо заплатить минимум 40 874 руб.

Самое большое число среди самозанятых в Барнауле – в сферах парикмахерских услуг,  такси, грузоперевозок, ремонта бытовой техники, IT.

Другое дело самозанятые – налог от 4 до 6%, в зависимости от того, с какими клиентами работают: физическими или юридическими лицами. Дополнительные взносы – при желании. Но часть налога автоматически идет на медицинское страхование, а значит, самозанятый застрахован в системе ОМС и может пользоваться бесплатной медициной так же, как работающие по трудовым договорам. При этом налог на профессиональный доход прост в применении, не требуется кассовый аппарат, бухгалтерская отчетность.  Это позволяет легально вести бизнес и иметь доход от подработок без рисков получить штраф за незаконную предпринимательскую деятельность.

Правда, перейти на льготный режим могут не все. Как рассказали в региональном УФНС, стать самозанятыми могут жители края, чья работа связана с предоставлением услуг или продажей товаров собственного производства. При этом годовой доход должен быть не больше 2,4 млн руб., то есть порядка 200 тыс. руб. в месяц. Еще одно ограничение – самозанятый не может нанимать сотрудников.

Выйти из тени

Условия нового налогового режима настолько благоприятны, что уже в первую неделю после введения на него перешли около 700 барнаульцев. Среди них Евгения Чумакова. Пять лет назад во время отпуска по уходу за ребенком она открыла для себя новое хобби – ногтевой сервис, которое скоро переросло в бизнес. Она арендовала помещение, нашла мастеров по другим направлениям, заключила с ними агентские договора на привлечение клиентов, а сама с головой ушла в развитие бренда. Но случился коронавирус, и, как следствие, запрет на предоставление бьюти-услуг во избежание распространения инфекции. Евгения понимала, что запрет длительный, а работать «втемную», за закрытыми дверями, не хотела, поэтому пришлось закрыть студию.

А 1 июля она с командой таких же самозанятых открыла салон снова, практически с нуля.   

– Это прекрасное чувство – отбивать клиентам чек, – говорит Евгения. – Сейчас мы уплачиваем налог 3% при работе с физическими лицами, это не бьет по карману нашего малого дела и позволяет работать в открытую, давать рекламу, размещать вывеску. Прогнозировать доходы-расходы при содействии налоговой в разы проще. Никаких отчетов самозанятые не готовят – все происходит в приложении смартфона. Несколько знакомых, кто занят в кондитерском деле, по моей рекомендации тоже оформили статус самозанятых. Это позволило им выйти на новый уровень дохода.

Как рассказали в региональном УФНС, при регистрации в качестве плательщика НПД всем самозанятым государство автоматически начисляет бонус – 10 тыс. руб. С его помощью налоговая ставка по доходу, полученному от физических лиц, автоматически уменьшается с 4% до 3%. По доходу, полученному от юридических лиц – с 6% до 4%. После того, как бонус будет израсходован, ставки вновь станут равны 4% и 6% соответственно. Кроме того, в связи с пандемией коронавируса они тоже получили поддержку в размере МРОТ, это 12 130 рублей. Обналичить эти деньги нельзя, их можно потратить на уплату налога за 2020 год. 

Помимо низких налогов и налогового бонуса самозанятым предоставили внушительное количество льгот. В их числе – возможность участия в системе госзакупок, а также льготные кредиты, гранты и другие виды помощи, рассчитанные для малого бизнеса. Надежда Соловьёва занимается выпечкой несколько лет, перешла на специальный налоговый режим для самозанятых с 1 июля. Помимо возможности работать легально, появились перспективы осуществления заказов юридическим лицам.

– Случается, и физическим лицам нужен чек о выполнении заказа, – поясняет Надежда. – В общем объеме таких заказов немного, но все же это выводит спрос на мою продукцию на новый уровень. Кроме того, это возможность давать рекламу и трудиться, не опасаясь штрафов за нелегальную деятельность. Работать с программой достаточно просто – за каждый заказ вношу сумму в приложение, оно формирует сумму налога. В прошлом месяце заплатила 1500 руб.

Юридическим лицам выгоднее работать с самозанятыми. Компаниям не нужно оформлять трудовой договор и отчитываться о проделанной работе. Самозанятым отдают предпочтение крупнейшие агрегаторы такси и сервисы доставки. Цифровые платформы не только помогают самозанятым легализоваться, но и предлагают дополнительные бонусы. Например, в «Яндекс.Такси» – приоритет в распределении заказов, бесплатные консультации у юристов и т. п.

С 1 января 2021 года самозанятым в Алтайском крае начислено 18,9 млн руб. налоговых платежей.

Риски есть

Регистрируют в системе самозанятых добровольно. Налоговая не разыскивает тех, кто работает на себя и уклоняется от платежей в бюджет. Но случается, что организация оформляет в штат сотрудников как самозанятых, экономя таким образом на налоговых платежах. Так, Татьяна (фамилию она просила не называть) работает удаленно в сфере продаж, и переход на НПД был условием при трудоустройстве. По сути она трудится в качестве наемного сотрудника, а по факту – в статусе самозанятого.

– Каждый месяц организация называет мне заработанную сумму, я вношу ее в приложение, – рассказывает Татьяна. – Из минусов – нет отчислений в Пенсионный фонд, в ФСС, соответственно, не идет страховой стаж, нет права на больничные и отпуска. Знаю, что могу самостоятельно делать взносы в ПФР, но тогда пропорционально уменьшится мой доход.

Однако налоговые органы на постоянной основе проводят мероприятия по мониторингу функционирования специального налогового режима НПД. Контрольно-аналитическая подсистема анализирует несколько десятков параметров, которые могут свидетельствовать об использовании организациями незаконных схем оптимизации.

 

Как барнаульские предприниматели приспособились зарабатывать в условиях пандемии

29.05.2021

Малый и средний бизнес является наиболее динамично развивающейся частью экономики. Весомый вклад предпринимательство вносит в формирование доходной части бюджета. Как бизнес смог адаптироваться в условиях пандемии, мы говорили накануне Дня российского предпринимательства (он празднуется 26 мая) с заместителем главы города по экономической политике Марией Кулагиной.

В новых условиях

– Мария Евгеньевна, год назад бизнес столкнулся с серьезным испытанием в виде различных ограничений из-за пандемии коронавируса. Как с этим справились предприниматели Барнаула?

– С первых дней пандемии, когда в целях противоэпидемиологических мер пришлось приостановить работу целого ряда организаций, эмоциональный накал был высокий. Мы получали огромное количество писем от предпринимателей, и профильному комитету пришлось много работать, чтобы ответить каждому, успокоить, разъяснить ситуацию, проконсультировать по вопросам правильной организации деятельности в соответствии со всеми санитарно-эпидемиологическими требованиями. Ситуация оказалась нестандартной, предприниматели высказывали тревогу по поводу вынужденной приостановки деятельности, опасались за выполнение всех обязательств – это и расчеты по налогам, заработной плате, с поставщиками, по аренде.

– Какой помощи они ожидали от городской власти?

– Муниципалитет, по сути, – тот орган власти, который ближе всего к предпринимателям, горожанам, и наша задача прежде всего состоит в оказании организационной и информационной поддержки. Финансовых ресурсов у бюджета, к сожалению, немного. Как правило, предприниматели и не просили денег, они просто не знали, что делать в сложившейся ситуации. Мы не уходили от диалога, проводили большое количество встреч (причем онлайн, что тоже оказалось для нас новым), разбирали вопросы, искали пути решения, разъясняли непонятные моменты. Например, финансовые меры поддержки, сформированные на федеральном уровне, вызвали у предпринимателей множество вопросов. Многие из них касались вопросов взаимодействия с налоговой инспекцией. Мы организовали информационные площадки, где предприниматели могли узнать подробности из первых уст, задать вопросы инспекторам налоговых органов. Параллельно аккумулировали обращения и просьбы, поступающие от предпринимателей, передавали их в Правительство, в депутатский корпус, в результате многие предложения и запросы предпринимателей, в том числе и барнаульских, оформились в региональные и федеральные меры господдержки.

После снятия ограничений мы помогали организовать рабочие процессы в соответствии с требованиями Роспотребнадзора. Реализация некоторых требований у бизнеса вызывала вопросы, от нас требовалось разъяснение. В этом мы видим важную роль муниципалитета – в организации кооперации предпринимателей с нужными им структурами и ведомствами.

Стратегия преодоления

– На сегодняшний день ситуация стабилизировалась, и можно оценить потери экономики в результате коронавирусных ограничений. Какие отрасли пострадали более всего?

– Результаты показывают, что пандемия оказала менее разрушительное воздействие на бизнес, чем кризисы предыдущих лет и как ожидалось первоначально. Наиболее пострадали отрасли туризма, пассажироперевозок, культуры, спорта, развлечений и общественного питания. Упал оборот розничной торговли. Причины понятны: из-за введения ограничений снизились и пассажирский трафик, и поток туристов. Учреждения культуры и спорта, предприятия общепита вынуждены были простаивать какое-то время. Прекратили деятельность по итогам года 2265 субъектов МСП – это 5%. Много это или мало? Скажем так, с одной стороны некритично. С другой стороны, и эти потери вызывают волнение. И тем не менее, они не подорвали городскую экономику. Однако в качестве положительных моментов хотелось бы отметить итоговые результаты деятельности: оборот по средним предприятиям за 2019 год составлял 45 млрд руб., за 2020 год – 66 млрд руб. Заработная плата по малым предприятиям выросла на 20%, по – средним на 3%. Инвестиции по средним предприятиям выросли с 3 млрд руб. до 5 млрд 670 руб. Все это говорит о том, что кризис безусловно послужил стрессовым фактором, но предприниматели, для которых среда неопределенности и рисков родная, обладают навыками и компетенциями, позволяющими мобилизоваться в сложной ситуации.

– Насколько известно, крупные предприятия тоже наращивали инвестиции. Чем отличается инвестирование в период кризиса и пандемии?

– Инвестиции в основной капитал по крупным и средним предприятиям действительно продемонстрировали рост до 36 млрд (в 2019 году – 30 млрд). Кризис – это всегда перемена. Предприниматель рассматривает вызов не как угрозу, а как возможность, перестраивает внутренние процессы и использует ситуацию во благо. Несмотря на колоссальное давление пандемии на мировую экономику, есть отрасли и компании, получившие новые бизнес-возможности. Кто-то в высвобождении трудовых ресурсов увидел возможность обновить кадры. Мы знаем примеры предприятий пищевой отрасли, которые моментально наладили производство антисептиков и дезинфицирующих средств. Освоив новый вид деятельности, они закрыли дефицит товаров в данном сегменте, а сами за счет этого увеличили оборот и нарастили прибыль. Когда был огромный запрос на средства индивидуальной защиты, предприятия текстильной промышленности наладили производство масок, т. е. также воспользовались ситуацией и смогли заработать, многие предприятия общественного питания перешли на «доставку на дом» и т.д.

Там, где перспективы

– По вашему мнению, у какого вида бизнеса сегодня наибольший потенциал в Барнауле?

– Есть большой потенциал бизнеса в сфере информационных технологий, и у нас есть все возможности для его развития. Не случайно в Барнауле расположены офисы техподдержки и сервисы многих федеральных компаний. Это связано с тем, что, во-первых, у нас развитая система образования, действует сильнейший технический вуз, который готовит крепкие кадры для сегмента ИТ. Во-вторых, размер заработной платы в данной отрасли высокий, однако в нашем регионе он ниже, чем в европейской части страны, поэтому многие компании стремятся обращаться именно к нашим специалистам, поскольку по уровню квалификации они не уступают европейским. Технологии сегодня позволяют дистанционно размещать офисы в любой точке страны, и специалист из Барнаула может работать над совместным проектом с коллегами из Москвы, Санкт-Петербурга. Это направление в бизнесе перспективно, оно поддерживается на федеральном и региональном уровнях. Для компаний ИТ-отрасли предусмотрены налоговые льготы. Федеральные программы направлены на цифровизацию всех сфер экономики, начиная со строительства до ЖКХ. Обеспечивать их по силам малым и средним предприятиям, причем не только на местном и региональном уровне, но и на федеральном.

– Как предприниматели откликаются на участие в жизни города?

– В Барнауле взаимоотношения бизнеса и власти сложились очень конструктивно. Когда обращаемся за содействием, сопричастностью в сложных масштабных проектах, большая часть бизнеса откликается. В части организации в событийной программе, приуроченной к проведению в Барнауле II этапа Кубка мира по гребле на байдарках и каноэ, предприниматели сферы пищевой продукции, производители сувенирной продукции быстро отреагировали и согласились участвовать. Никого не пришлось упрашивать. Они специально подготовили продукцию к этому событию. В итоге мероприятия на Мало-Тобольской прошли на хорошем уровне, товары были востребованы у населения, а торговые точки работали сверх графика.

– Какую позицию по отношению к малому бизнесу занимает сегодня администрация города и в чем видите развитие взаимоотношений?

– Малый бизнес – самая мобильная часть предпринимательства. Они быстро перестраиваются, расширяют рынки сбыта, формируют новые продукты. Кроме того, полномочия муниципалитета направлены большей частью именно на малый бизнес. Самой главной задачей считаем реализацию конструктивных, взаимовыгодных отношений, предлагая актуальные формы поддержки через современные механизмы и инструменты, в частности такие как: муниципально-частное партнерство, использование в процессе информирования социальных сетей, создание условий открытого диалога через онлайн-порталы и многое другое.