Конкурс проводится с 2006 года при поддержке полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе

Серия работ в номинацию «Горный ПРОфиль»

Номинации / 20 июня 2022 в 11:56
Номинация, категория: Горный ПРОфиль, Автор печатного/интернет-СМИ
Автор: Иванова Анна
Опубликовано: 18.01.22

Под присягой. Шахтёров Кузбасса обязали дать клятву после ЧП в «Листвяжной»

18.01.2022

После аварии на шахте «Листвяжная правительство региона вышло с нестандартной инициативой — утвердить в Кузбассе клятву горняка.

Её должны дать все работники угольной отрасли до 28 февраля. Первые церемонии прошли в конце декабря.

Как солдаты и врачи

Подробно об инициативе рассказал заместитель губернатора Андрей Панов: «На шахтах устанавливают современное оборудование, работники регулярно проходят инструктажи по охране труда, действует большое количество норм и правил. Однако профессия шахтёра до сих пор остаётся одной из самых опасных. Значительно снизить риски можно, только действуя с разных сторон: использовать наилучшие доступные технологии в сфере безопасности и исключать факторы, когда по тем или иным обстоятельствам происходит сознательное нарушение правил охраны труда.

Для того чтобы повысить личную ответственность работников угольных и горнорудных предприятий, мы в Кузбассе, посоветовавшись с горняками, совместно решили сделать обязательной процедуру принятия клятвы для них». Замгубернатора сравнил документ с клятвой Гиппократа, которую дают врачи, и с солдатской присягой.

«Клятва горняка — ещё один шаг к тому, чтобы каждый шахтёр понимал, что несёт ответственность за собственную безопасность, а также жизни и здоровье своих коллег, — отметил Панов. — Считаю, любые меры, способные сохранить жизни горняков, важны и обязательны к применению. И искренне уверен, что клятва – одна из таких мер».

Психологический барьер

Инициатива вызвала бурную и неоднозначную реакцию. Среди поддержавших инициативу — сенатор от Кузбасса Алексей Синицын. Он подчеркнул, что подобные присяги приносят представители самых разных профессий ещё со времён Древнего Рима. «Убеждён, большинству людей сложнее переступить через публично данное обещание, чем нарушить некие абстрактные правила», — считает сенатор и называет клятву «психологическим барьером». По его словам, при расследовании причин трагедий в угольной отрасли всякий раз обнаруживается человеческий фактор: горняки знали о нарушениях, но молчали, а порой и сами сознательно нарушали правила безопасности.

«Возможно, после принесения клятвы появится атмосфера нетерпимости к такой круговой поруке. Начнут появляться люди, которые будут говорить: «Я так не могу, это неправильно, я клятву давал». Конечно, клятва не панацея, и главными мерами должны стать усиление ответственности лиц, принимающих управленческие решения, в том числе собственников; изменение соотношения размера постоянной и премиальной части заработной платы; устранение коррупционных проявлений в деятельности контрольных органов. Но наряду с этими мерами клятва шахтёра не безнадёжный инструмент», — полагает Синицын. 

По мнению руководителя информационного отдела Кемеровской епархии диакона Вячеслава Ланского, начинание кузбасской власти — вклад в развитие гражданского общества. «Гражданское общество не может родиться без ответственности. Собственников — за свой бизнес, руководителей — за организацию работы, власти — за народ, гражданина — за свои слова и поступки, — рассуждает священник. – Будет справедливо, если обещания честно трудиться на благо своих близких станут уделом и руководства предприятий. Безусловно, это всех проблем отрасли не исправит, но человек, совершающий осознанное нарушение (игнорируя газовую обстановку или просто решив выкурить сигарету в забое), вдруг может вспомнить своё обещание братьям по ремеслу и самому Богу».

Положительно оценил инициативу историк Андрей Полухин: «Клятва горняка – это хорошо. Она будет дисциплинировать, напоминать о долге и безопасности. С распространением ТВ у нас стало развиваться клиповое мышление. А людям с таким мышлением надо многое напоминать, чтобы что-то начало работать».

Спасёт от гибели?

На другой чаще весов — недоумение и критика. Одни комментаторы сомневаются, что присяга может спасти шахтёров от гибели. Другие предлагают ввести аналогичные клятвы для чиновников и владельцев предприятий. По мнению председателя общественной экологической организации Андрея Германа, предложение выходит за грань здравого смысла. «Почему вместо присяги горняков не сделать датчики по определению уровня метана собственностью Ростехнадзора и данные с этих датчиков передавать в режиме онлайн в систему Ростехнадзора? Тогда что-то подделывать, изменять ни у кого не получится. Вторая мера — оплата труда шахтёра должна быть почасовой и не зависеть от объёма добычи, тогда не будет стимула работать в опасных условиях и нарушать требования безопасности. Но, видимо, в правительстве региона считают эти две меры не такими важными, как клятва горняка», — рассуждает общественник.

Председатель независимого профсоюза горняков России Александр Сергеев подчёркивает, что клятва горняка не предусмотрена ни конституцией, ни законодательством страны, а принуждение к ней создаёт излишнюю психологическую напряжённость в трудовых коллективах. По его мнению, это заблаговременное возложение ответственности за любое ЧП на работников.

Время покажет

В истории Кузбасса уже был опыт введения подобных клятв в шахтёрских коллективах. О нём напомнил доктор исторических наук Александр Коновалов. В 1948 г. по инициативе Кемеровского обкома ВКП(б) к 30-летию Прокопьевского рудника был издан документ под названием «Клятва». Согласно ему, каждый рабочий был обязан в форме клятвенной присяги принять на себя обязательство по сверхплановой добыче угля. Позже документ назвали ошибочным, вредным, а практику – граничащей с политическим авантюризмом: власти начали сваливать вину за провал работы рудника на рабочих и организовали в СМИ кампанию по борьбе с «клятвопреступниками».

История и в нынешних спорах расставит точки над i. А пока Андрей Панов так отвечает на критику своей инициативы: «Со временем мы поймём, кто был прав. Но если данное решение позволит спасти жизнь или сберечь здоровье хоть одного шахтёра, это стоит сделать несмотря ни на что. Жизнь и здоровье людей важнее критики».

Клятва горняка

Я перед лицом своих товарищей торжественно клянусь: • быть достойным профессии шахтёра; • честно и добросовестно исполнять трудовые обязанности; • чётко соблюдать правила безопасности и быть требовательным к себе и подчинённым; • не допускать работников к выполнению обязанностей при возникновении угроз для их жизни и здоровья; • стремиться к созданию максимально безопасных условий труда на рабочем месте; • не допускать скрытия аварий и несчастных случаев; • уважать труд своих товарищей и всегда быть готовым протянуть им руку помощи; • честно трудиться во благо Кузбасса.

 

Клятва горняка 2.0. Обратная реакция

28.03.2022

Редакиця «АиФ в Кузбассе» всегда рада общению с читателями. Мы стараемся находить ответы на ваши вопросы. А когда в редакцию приходят письма, даже электронные, охотно публикуем.

В ответ на письмо

В январе в «АиФ в Кузбассе» был опубликован большой материал по такому нововведению, как «Клятва горняка», которая родилась в регионе после трагедии на шахте Листвяжная». На эту публикацию был получен отклик, который и опубликовали в № 9 «АиФ в Кузбассе» в рубрике «Обратная связь».

Вот выдержки из него: «Всколыхнула инициатива правительства региона утвердить клятву горняка… Почему бы и правительству Кузбасса не произнести ответную клятву и исполнять её так же, как хотят требовать от горняков? Наше предложение по содержанию клятвы для правительства: «Клянёмся: добиваться достойной зарплаты угольщикам Кузбасса. Обеспечить качественное и бесплатное медобслуживание. Требовать и добиваться безопасных условий труда для рабочих. С открытием большего числа разрезов и увеличением добычи угля экология региона ухудшается, в связи с этим обеспечить периодический отдых и профилактическое лечение на Черноморском юге России работникам угольной промышленности и их семьям. Обеспечить улучшение качества жизни жителей региона…»

Письмо пришло на электронную почту редакции с подписью: «Работники ПАО «Южный Кузбасс», Мыски». С такой же подписью оно вышло в газете. Однако у руководства угольной компании эта публикация вызвала «удивление и недоумение». Директор управления по коммуникациям ПАО «Мечел» Екатерина Видеман настойчиво порекомендовала опубликовать подписанное ею сообщение такого содержания: «Редакции нашей газеты не удалось подтвердить достоверность анонимного письма о клятве горняка, написанного в редакцию якобы от имени сотрудников угольной компании ПАО «Южный Кузбасс», которое было опубликовано в номере газеты от 02.03.2022. Приносим извинения читателям и компании за публикацию непроверенной информации».

Окно для правды

По мнению представителя предприятия, подобные письма «нельзя публиковать без верификации авторства, так как они могут содержать непроверенные мнения, клевету, наносить урон репутации компании».

Хотелось бы сказать, что это не непроверенная информация, а письмо читателя — каждый гражданин России имеет право высказать свою позицию, если при этом не нарушается УК РФ. Будучи средством массовой информации, мы не имеем обязанности и полномочий «верифицировать» авторов присланных в редакцию писем. Но являемся площадкой, на которой люди вправе выражать разные позиции, порой противоположные. Данная публикация тому доказательство. Да и как отказать, если для людей тяжелейшего труда газета стала единственным окошком, через которое можно донести свою правду? 

И второй нюанс: страсти по поводу новой присяги не утихли до сих пор. Изначально «клятвоприношения» шахтёров требовалось завершить 28 февраля. Однако 25 февраля минуглепром Кузбасса на своей странице в соцсети опубликовал сообщение, косвенно подтверждающее, что отклика в сердцах горняков эта инициатива не нашла. Прежняя риторика об обязательности смягчилась. «Принятие клятвы является добровольным, направлено на повышение личной ответственности горняка, не несёт за собой юридической ответственности», — говорится в сообщении минуглепрома.

На наш взгляд, наилучшим подтверждением одобрения работниками угольных предприятий инициативы стала бы статистика «присягнувших» и репортажи с торжеств по принятию клятвы. Однако ни у минуглепрома, ни у наших оппонентов из угольной компании мы не нашли подобных публикаций.

Обсудим инициативу?

А что, собственно плохого в предложении, изложенном в письме горняков? Почему бы не обязать чиновников тоже давать клятву при вступлении в должность? Помнится, сенатор от Кузбасса Алексей Синицын обосновывал клятву горняка влиянием человеческого фактора на причины трагедий в угольной отрасли. «Каждый раз выясняется, что работники угольных предприятий знали и молчали, — писал он. — Возможно, после принесения клятвы появится атмосфера нетерпимости к такой круговой поруке. Начнут появляться люди, которые будут говорить: я так не могу, это неправильно, я клятву давал».

Эти обоснования и призывы сенатора можно без изменений применить к чиновникам. Ведь в том числе и из-за «сотрудничества» чиновников и руководителей предприятий случаются трагедии с жертвами (вспомните список осуждённых по пожару в «Зимней вишне») и многочисленные коррупционные преступления.

 

Как обезопасить труд шахтеров. Продолжение истории про клятву горняка

22.04.2022

После публикации материалов о клятве горняка на горячую линию «АиФ в Кузбассе» позвонили несколько ветеранов угольной отрасли региона и негативно отозвались об инициативе принуждать к присяге горняков.

В чём отличия от врачей?

Новокузнечанин Валерий Брусенцов отработал на ныне закрытой шахте «Байдаевская» более 30 лет. Инициативу кузбасских властей он не одобряет. «Горняк не солдат и не врач. Поэтому названия в виде клятвы или присяги не может быть», — считает Валерий Александрович. 

Он вспоминает, как в 1960-х годах по новокузнецким шахтам прокатилась серия взрывов метана. По его словам, причины были в том, что вентиляторы в выработках стояли маломощные и не хватало воздуха для проветривания. Пенсионер говорит, что после тех аварий каждому шахтёру выдали документ — обязательные правила по недопущению взрывов газа метана. 

«Эта мера сыграла решающую роль: люди стали относиться серьёзно к метану, как к главному врагу горняка. Считаю, что такие правила должны быть составлены и сейчас, в них должно быть расписано: что должен делать работодатель, а что — рабочие, как контролирует технадзор. Эта тройка должна взаимодействовать и добиваться совместно, чтобы трагедий не было».

По мнению новокузнечанина, врач или солдат могут клясться, потому что от них зависят жизни других людей. А в горняцкой профессии нельзя заставлять работников брать на себя такие обязательства, потому что нередко они не могут их выполнить. «Горняк не может никого защищать. Он даже в ущерб жизни и здоровью нарушает правила, потому что его принуждают хозяева. Это они сокращают средства на необходимую безопасность ради собственной прибыли».

В то же время пенсионер признаёт: от самих работников тоже немало зависит. Если человек, который контролирует технику безопасности, добросовестный, он не даст произойти аварии. А если будет работать спустя рукава — авария неминуемо произойдёт. «Надуманная эта мера, чтобы свалить с больной головы на здоровую», — резюмирует Валерий Брусенцов.

Кто ответственен за аварии?

Пенсионер из посёлка Малиновка (г. Калтан) Владимир Бочкарёв 36 лет отработал в угольной промышленности на разрезах и 3/4 этого срока был связан с вопросами охраны труда.

«Вопрос безопасности труда можно решить только путём возложения ответственности на собственника. В первую очередь — уголовной, во вторую — финансовой. Надо, чтобы бизнесу было невыгодно работать с нарушениями охраны труда. Для этого надо увеличивать штрафы, платежи по соцстрахованию и т. п. И вообще необходимо внедрить на угольных предприятиях комплекс мер, охватывающих оплату труда и обучение работников. Считаю, в зарплате не должно быть такой позиции, как премия. Потому что не должен человек ради собственного существования рисковать на работе», — говорит Владимир Георгиевич.

Пенсионер ещё с советских времён ощущал негативное отношение коллектива — от руководства до рядовых работников — к вопросам охраны труда. За всю его трудовую деятельность был лишь один случай, когда горняки отказались выполнять работу из-за высокого риска несчастного случая.

Какие условия?

«Пускай сначала работодатель даст клятву — обеспечить всем необходимым и платить достойную зарплату. Или все чиновники, начиная с губернатора. А за деньги человек будет соблюдать всё, уж поверьте мне, — говорит почётный шахтёр России Фёдор Макеев, 40 лет проработавший на шахтах юга Кузбасса. — Все знакомые, кто связан с шахтами, от стыда сгорают от этой инициативы. Настолько наивно считать шахтёров за дураков! Они и без того регулярно проходят технику безопасности, их постоянно обучают, плюс сами за собственную жизнь беспокоятся».

На вопрос, почему никто из действующих работников угольных предприятий открыто не высказался против, Фёдор Алексеевич отвечает: «Открыто не выступают, потому что боятся увольнения. Если раньше я как бригадир мог стукнуть по столу кулаком, что-то потребовать от руководства, то сейчас этого не происходит. Потому что сразу выгонят и останешься без работы». Вывод из высказываний ветеранов отрасли такой: от клятвы труд горняков безопаснее не станет. Хоть ты заклянись, но если не созданы условия для безопасного труда, с кайлом против газа не попрёшь.