Конкурс проводится с 2006 года при поддержке полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе

Серия работ «Угольные истории»

Номинации / 27 апреля 2022 в 12:46
Номинация, категория: Горный ПРОфиль, Автор печатного/интернет-СМИ
Автор: Качан Ирина
Опубликовано: 26.02.22

Угольные истории

26.02.2022

Обойтись без угла мы сейчас просто не можем – как-то же нужно обогревать дома. 

Но так было не всегда.

Угольная история до конца XIX века

Пропустим самый отдаленный период истории, когда уголь только начал формироваться. Это было около 400 млн лет назад. В древних торфяных болотах, начиная с девонского периода, накапливалось органическое вещество, из которого без доступа кислорода формировались ископаемые угли. В ход шло все: споры, части эпидермия плаунов, папоротников и других древних растений.

Но это было очень уж давно. Потом появились люди. Древние жители Тувы добывали металлические руды и выплавляли из них медь, свинец, олово и железо. Но для выплавки использовали только древесный уголь. Есть мнение, что участки пустынь в Туве – это как раз результат вырубки деревьев для древней металлургии.

А в XIII веке ситуация изменилась. Согласно исследованиям Л. Р. Кызласова монголы создавали здесь поселения, и в них присылали ремесленников из Китая. Во время раскопок металлургических мастерских нашли много угля предположительно с Элегестского месторождения. Уголь тогда добывали чаще открытым способом, достаточно популярным было и Ээрбекское месторождение.

Но это был только эпизод истории. Потом китайские ремесленники уехали, города потихоньку разрушились. При традиционном укладе уголь был и не нужен. Кузнецы и ювелиры средневековой Тувы продолжали использовать древесный уголь. А про каменный уголь вроде бы и забыли. До конца XIX века забыли. А потом начали открывать заново.

Угольная история – повторное открытие

Началась крестьянская колонизация. И что? Крестьяне вот прямо так и начали добывать уголь? Ничего подобного. Крестьяне поначалу тоже попили печи дровами. Но ведь были же и купцы…

Купец Георгий Сафьянов, который был просвещенным человеком и публиковался в периодической печати, в 1880 году уже сообщил о наличии богатых залежей каменного угля.

Ш. Соян в своей статье «История открытия, исследования и эксплуатации угольных месторождений Тувы» перечисляет источники, в которых говорится о залежах угля: «Первые письменные сведения о наличии каменного угля в центральной части Тувы, как о достоверном факте, содержатся в описании маршрута руководителя экспедиции Русского географического общества в Центральную Азию в 1879-1880 гг. Г.Н. Потанина. А.В. Адрианов в первый раз как участник экспедиции Г.Н. Потанина в 1879 году собрал отпечатки растений из выходов каменного угля по долине р. Элегест, а второй раз, во время своего самостоятельного путешествия в Туву в 1881 г. Каменный уголь он находит уже в долинах рек — Баян-кол, Эр-бек, Булук, Улуг-Хем (Енисей), Бии-Хем (Большой Енисей) и Каа-Хем (Малый Енисей). Описанная территория является достаточно полной границей современного Улуг-Хемского каменноугольного бассейна. Кроме этого, на основании изучения коллекций отпечатков растений и окаменелостей из угленосных отложений Тувы, собранных А.В. Адриановым, профессор И.Ф. Шмальгаузен точно определил юрский возраст угленосной толщи. После этих двух исследователей и другие путешественники, которые посещали Туву в конце XIX в. — в начале XX в., отмечали наличие угля в Туве. К ним относятся Клеменц (1895 г.), Крылов (1903 г.), Рачковский и Петашенко (1904 г.), Родевич (1910 г.), Грум-Гржимайло (1914 г.), Седерхольм (1917 г.)»

Ну вот, все уже подтвердили, что уголь есть. Только этого мало. Надо ведь его и добывать, что-то с ним делать.

Угольная история – Ээрбек

Начинается история ТНР и начинается история угольных разработок. 1926 год — Чихачевском месторождении, 1938 год – Ээрбекское месторождение. Управление двумя крупнейшими разрезами — Каа-Хемским под Кызылом и Чаданским, в 200 км от столицы республики, — шло из одного центра.

Ээрбекское месторождение находится недалеко от посёлка Ээрбек, на правом берегу Верхнего Енисея вблизи Кызыл в северной части Кызыльско-Ээрбекской мульды. Сейчас – в федеральной собственности. А вот с 1938 по 1953 год там была первая в Туве угольная шахта. Но ее история трагична. В октябре 1950 года на шахте произошёл взрыв метана, погибли девять человек. Считается, что с того момента и по сегодняшний день на месторождении продолжается подземный пожар. Самые уверенные в этом пожаре, утверждают, что в ясный день можно увидеть дымок над выходом бывшей шахты.

Во время взрыва погибли девять шахтеров. В братской могиле похоронены:

Бабанов Федул Акимович, 1904 года рождения;

Кузьмин Иосиф Прохорович, 1916 года рождения;

Королев Михаил Петрович, 1917 года рождения;

Митрошкин Николай Никифорович, 1931 года рождения;

Плешков Георгий Афанасьевич, 1927 года рождения;

Судаев Василий Григорьевич. 1918 года рождения.

По некоторым сведениям, с ними похоронен еще Василий Мартынов. Почему «по некоторым»? Да вот как-то получилось, что «нет шахты – нет проблемы». Кладбище заброшено, об истории первых шахтеров Тувы, в республике, которая гордится своими угольными залежами почти и не вспоминают.

А ведь там был даже шахтерский поселок — Ак-Хавак.

И вот как-то в конце марта, накануне Дня геолога с Калин-оолом Сереевичем Кужугетом мы поднимались на эту гору. Просто чтобы вспомнить молодые годы Калин-оола Сереевича, места, которые ему довелось исследовать.

Дыма не было. Вообще не было. Может быть, щель закрылась от землетрясений. К сожалению, не нашли и входа в шахту. Но это вполне объяснимо – на горах еще лежал снег.

Хуже другое – там не было ничего, что напоминало бы о давней трагедии, о подвиге первых шахтеров Тувы. Кажется, было одно заброшенное кладбище. Действительно заброшенное. И это все – о первой странице истории угдедобычи в Туве. Оставшиеся в живых шахтеры перешли работать на «Красную горку»

Угольная история – «Красная горка»

Сооружение этой шахты началось в 1951 году недалеко от посёлка Усть-Элегест. В октябре 1970 года шахта была закрыта в связи с запуском более перспективных и богатых угольных разрезов «Каа-Хемский» и «Чаданский».

Но как начинала работать эта шахта! В срочном порядке в кратчайший срок в экстремальных зимних условиях двадцати шахтерам из Ээрбека пришлось вручную прорубать Усть-Элегестинскую шахту. Это был трудовой подвиг.

На Ээрбеке добыча угля велась ручным способом, без строгого соблюдения мер безопасности. Но шахта успевала бесперебойно снабжать небольшой город, где было не так много объектов, «потребляющих» уголь. Количество объектов растет. Ээрбекской шахту уже нет. Неужели кто-то думал о мерах безопасности, когда начиналась работа на «Красной горке»?!

Через полтора месяца после ээрбекского взрыва Усть-Элегест выдал первую тонну угля. Предприятия работали в обычном режиме, как будто и не было ЧП на старой угольной шахте.

Но да, «Красную горку» закрыли в 1970 году. Её мощность тогда уже не удовлетворяла потребности республики. А уголь начали добывать открытым способом на Каа-Хемском разрезе. Интересно, что некоторые работники не захотели переходить на карьер: «мы шахтеры, а не карьеристы».

На карьере, конечно, работать намного проще. И намного безопаснее. Старые шахты страшно даже представить. Породу вывозили на тачках. А бурили на «Красной горке» ручным буром. По сути – сверлом. И бурят ведь не одно отверстие, а сотни, тысячи шпуров.

Уголь тогда действительно был золотым. Бригада навалоотбойщиков всегда выполняла план. Зачастую и перевыполняла на 140-150%. Что это значит? За смену каждый должен был перекидать лопатой 14-16 тонн угля. Это – план. Он кажется за пределами человеческих возможностей. Но они этот план перевыполняли. Стабильно. Из года в год.

Об истории – пока все. А вот о запасах угля, о проблемах этой отрасли, о том, что можно сделать, чтобы работа была еще эффективнее – читайте в следующих номерах.

Сейчас мы скажем еще только одно – после «провала» в девяностых годах, добычу угля стали наращивать. И в 2017 году тувинскими шахтерами был превышен рекорд 1990 года — 1 млн 68 тыс. тонн. Не все так плохо и перспективы угольной промышленности громадные.

 

Угольные истории. Продолжение

02.03.2022

Как в Туве открыли угольные месторождения (и даже два раза их открыли!) мы рассмотрели в прошлом номере. Но вот много ли у нас угля? Не бросим ли мы потомков на произвол судьбы в пустынной разрытой местности?

Угольная история в тоннах

В центральной части Тувы расположен Улуг-Хемский угольный бассейн. Он – один из крупнейших в России. По общим запасам угля – на седьмом месте.

Впрочем, общие прогнозные ресурсы оцениваются в 20 млрд тонн. А 14 млрд тонн – только коксующиеся. Хотя и с двадцатью миллиардами тонн мы все равно окажемся на восьмом месте. С другой стороны – северные угольные бассейны, хоть там и много угля, не могут пока использовать в полной мере – и добывать труднее, и вывозить.

Сейчас у нас функционируют шесть наиболее крупных месторождений каменного угля — Элегестское, Межегейское, Ээрбекское, Каа-Хемское, Совхозное и Чихачева. И несколько обособленных — Ак-Тальское, Ий-Тальское, Онкажинское, Чаданское и Чангыс-Хадынское месторождение.

Угольная история на века
Надолго ли хватит этих месторождений? Пока рекордная добыча была 1 млн 634 тыс. тонн в год. Но, чтобы легче считать, положим, что в год добывают два миллиона тонн. Пока этого нет. Но предположим.

Один миллиард – это тысяча миллионов. Делим двадцать миллиардов на два миллиона и получаем десять тысяч. То есть, десять тысяч лет можно добывать по два миллиона руды в год. Вот только вряд ли все эти долгие годы, века и тысячелетия будет нужен уголь, наверняка станут более доступными и удобными другие виды энергии.

Теперь представим, что мы все-таки начнем вывозить уголь. И тогда будут его добывать в два раза больше. Пять тысяч лет – это тоже очень много. В общем, и детям, и внукам, и правнукам хватит. Просто для сравнения – меньше, чем три тысячи лет назад жили скифы. Какими станут жители Тувы через пять тысяч лет и представить трудно.

Сейчас угледобычей занимаются три предприятия: ООО «Тувинская горнорудная компания» (Чаданский и Каа-Хемский разрезы), ООО «Тувинская энергетическая промышленная корпорация — Майнинг» (Элегестское месторождение), ООО «Угольная компания «Межегейуголь» (Межегейское местрождение).

Будут ли наращивать мощности эти предприятия, или появятся новые – на всех хватит. И для вывоза на экспорт тоже.

Угольная история – проблемная

Ш. Соян, которого мы уже цитировали в прошлом номере, в своей статье «История открытия, исследования и эксплуатации угольных месторождений Тувы» перечисляет основные проблемы в угольной промышленности:

«- низкий уровень развития производительных сил в республике, обусловленный историей ее развития и традиционно отсталой экономикой;

— отсутствие железнодорожного транспорта для поставки угля на российские металлургические и коксохимические предприятия и на мировые рынки;

— маленькая емкость республиканского рынка потребления угля. Общий объем добычи жестко привязан к объему потребления предприятий, организаций и населения региона;

— монополизированность угледобывающей деятельности в республике. На территории республики в сфере угледобычи энергетического угля для потребления населением и организациями функционирует лишь одно предприятие — ООО «Тувинская горнорудная компания», которое добывает уголь на двух разрезах — «Каа-Хемский» и «Чаданский». Таким образом, компания в Туве является абсолютным монополистом с вытекающими отсюда негативными последствиями как для потребителей, так и для экономики республики;

— высокая цена на уголь. Из-за высокой цены население покупает уголь мешками. За один мешок угля народ отдает 250-300 руб., то есть много переплачивает частным поставщикам;

— низкая платежеспособность основных потребителей угля в республике. Их финансово-экономическое положение находится в кризисном состоянии».

Угольно-железнодорожная история

Чтобы получать прибыль от добычи угля, надо же его вывозить? А вот с этим проблема. Но тут стало известно, что власти решили вернуться к проекту строительства железнодорожной ветки Элегест — Кызыл – Курагино. Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила министерствам вместе с Русланом Байсаровым вернуться к проработке строительства первой железной дороги в Туве.

Этот проект обсуждают чуть ли не с середины прошлого века. Двадцать лет назад он уже стал казаться реальным, его то начинали, то откладывали, а в прошлом году отложили на целых пять лет. И вот – опять вспомнили.

Виктория Абрамченко направила поручение 16 февраля в Минфин, Минтранс, Росжелдор и РЖД. Когда вернутся к проекту? Будем надеяться, что в скором времени.

На интернет-ресурсе «Свободная пресса» заинтересовались этим проектом, и опросили нескольких авторитетных ученых. Но тут еще вот какой аспект, автор материала Сергей Аксенов видит в проекте в основном политический аспект – противостояние пантюркизму. Его статья так и называется «Родину Шойгу привяжут к России железной дорогой, а Эрдогану — шиш».

Вот интересно может ли кто-нибудь написать: «Воронежскую область привяжут к России», или «Новосибирскую область привяжут к России», или «Республику Калмыкия привяжут к России»? Впрочем, оставим уместность заголовка на совести автора, тем более что он действительно проделал большую работу и опросил разных ученых.

А вот что действительно не очень приятно, это то, что большинство весьма скептически настроены.

«По мнению генерального директора Института конъюнктуры рынка угля Александра Ковальчука, дорогостоящие вложения в Туве в расчёте на высокие цены на уголь могут не окупиться.

— Прежде чем вывозить уголь с тувинских месторождений нужно построить там соответствующее предприятие — его пока нет. Кроме того, география Тувы сложная, горная, просто так дорогу там не построишь.»

Угольная история – особое мнение

Кто что о нас думает – это совершенно неважно. Главное, что мы думаем сами о себе. Сергей Аксенов поинтересовался мнением ведущего научного сотрудника Института востоковедения РАН, этносоциолога Зои Анайбан. Она «предполагает, что тувинцы не очень-то захотят превращения своей республики в промышленный регион.

— На мой взгляд, исходя из социально-экономической и промышленной ситуации в Туве строительство железной дороги нецелесообразно. Оно не оправдает надежд. Для такой дороги нужен регулярный грузопоток. Мне кажется, с этим будут проблемы. Рассчитывать на большой поток пассажиров тоже не приходится. Республика небольшая. Тувинцы отличаются компактностью расселения и постоянного миграционного движения не будет. <…> Очень важно учитывать национальный характер. Тувинцы чуть ли не генетически предрасположены не к работе в промышленности, а к традиционным занятиям. Например, к скотоводству. Характерный пример: в начале 1990-х, когда в республике была сильная межнациональная напряжённость, произошёл очень большой отток русского населения. Однако, на освободившиеся рабочие места на крупнейших местных комбинатах «Тувакобальте» и «Туваасбесте» тувинцы работать не захотели. Это не от лени, а именно от тяготения к определенному образу жизни и труда.»

В общем, ученые не считают прокладку железной дороги для вывоза угля целесообразной. Прислушаются ли к их мнению, сможет ли республика вывозить уголь и получать от этого прибыль? Ну вот об этом мы скоро узнаем, когда будут выполнять поручение Виктории Абрамченко, заместителя председателя правительства Российской Федерации.