Конкурс проводится с 2006 года при поддержке полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе

Серия работ: «Здесь хлебный дух, здесь сдобой пахнет»; «Здесь снова возрождается жизнь», «Полоса обновления»

Номинации / 26 июля 2021 в 7:23
Номинация, категория: Экономика, Районное СМИ
Автор: Газета «Знамя Ильича» (Цветкова Наталья)
Опубликовано: 15.04.21

Здесь хлебный дух, здесь сдобой пахнет

Крестьянское хозяйство Анатолия Андрюхова стоит на трех «китах» — это полеводство, животноводство, а также пекарня. Знакомимся сегодня с пекарней.

Пекарня хозяйства – словно модная столичная барышня, одарившая своим визитом глубокую провинцию. Расположилась с достоинством в центре села, благосклонно позволяя со всех сторон любоваться собой»: сдержанным и в то же время стильным «одеянием» сайдинга, добротными дверьми и скромными «аксессуарами» окон. И аромат под стать! Вкрадчиво, но уверенно забирается невероятный хлебный дух в каждого, кто приближается к пекарне. И щекочет тончайшие струнки самой зачерствевшей души! Рука сама тянется к кошельку, чтобы унести с собой частичку этого чуда.
Так и хочется попасть внутрь, чтобы узнать, кто творит это волшебство запаха. Знакомимся!

На смену в этот день заступили Татьяна Жеребятьева, Анна Барыгина, Наталья Вахнюк и Наталья Автаева. Разговариваем с каждым из сотрудников практически без отрыва от производственного процесса. Не бывает у пекарей ни одной лишней или какой-то праздной минуточки. В пекарне круглосуточный процесс, выходной случается лишь однажды в год – 1 января. В остальное время выдают комарские хлебопеки «на гора» почти три тысячи единиц хлеба и хлебобулочных изделий в сутки.

Перед началом нашего разговора Татьяна Жеребятьева как раз и была занята тем, что собирала на противне любимую многими сдобную «Ромашку». Ловким движением – «лепесток» к «лепестку», и не скажешь, что в профессию она вернулась всего полгода назад. Вернулась после трехлетнего перерыва на декретный отпуск. Сколько бы ни было у многодетной мамы забот, но и без работы тоже никак. Вот и пришла Татьяна Анатольевна в преддверии доченькиного трехлетия поговорить с Татьяной Протопоповой, руководителем пекарни, обсудить свое возвращение. Каков график, какая теперь продукция в ассортименте, какая заработная плата. За три года воды утекло много, жизнь в пекарне уже не один оборот сделала. Только ассортимент за это время почти на треть увеличился.

— Татьяна Владимировна мое желание поддержала, — рассказывает сельчанка. – И я вышла в пекарню. Теперь уже и к графику привыкла, в ритм втянулась. А с дочкой старшие сыновья помогают хорошо, муж тоже. Научилась успевать – и на работу, и с домашними хлопотами справляться.

По словам Татьяны, даже после самой тяжелой смены идет она домой с легким сердцем, потому как радует результат. Односельчанам очень нравятся плоды их труда, практически в каждом доме хлеб на столе — из местной пекарни. Еще одна весомая причина с радостью идти на работу — та поддержка и взаимовыручка, что сплачивают коллектив.

Об этом говорила и следующая собеседница, пекарь Анна Барыгина. Она в этой профессии уже три года, на хлебопечение «променяла» торговлю.

— Работала в Заринске, в магазине, — говорит Анна Геннадьевна, — но так надоело ездить. Все же семья, двое детей. А тут – при месте, я даже живу недалеко от работы.

Идя устраиваться в пекарню, Анна хоть и была настроена решительно, но некоторые сомнения все же одолевали: все же нет специального образования, всему придется учиться на практике. Получится ли?

— Успокаивала себя тем, что в этом деле не столь важно иметь диплом, главное – стремиться научиться и относиться с душой к работе, — уверена собеседница. – Про легкую руку у поваров и пекарей не зря говорят, этому точно никакой преподаватель не научит.

Наталья Автаева, увлеченно помогающая в подготовке «ромашкового поля», в пекарне всего три месяца. 11 лет отработала парикмахером в Заринске, а когда вопрос поездок на работу из-за отсутствия регулярного автобуса встал ребром, то с индустрией красоты покончила. Как отрезала. И пошла трудоустраиваться в пекарню.

— Приняли меня сначала фасовщиком, потом поставили администратором, — рассказывает Наталья Васильевна. – Принимаю заявки, слежу за отгрузкой. Если нужно, то встаю к столу и девочкам помогаю.

По словам новоиспечённого хлебопека, новая работа вдохновляет ее не меньше, чем парикмахерское искусство. И потихоньку она прикипает к этой сфере, ведь здесь невозможно обыденно и равнодушно выполнять свои обязанности.
С коллегой полностью согласна и Наталья Вахнюк, одна из самых опытных работников в коллективе пекарни.

— Мы все переживаем за результат, — улыбается Наталья Александровна, — даже порой бываешь где-то, видишь, что хлеб или булочки из нашей пекарни — так подойдешь и спросишь, что люди говорят, насколько покупают охотно. Нет ли нареканий.

По ее словам, за все годы, а она пекарем в хозяйстве Анатолия Андрюхова уже пять лет, не приходилось слышать какие-то негативные отзывы. И это тоже своего рода вдохновение для творчества.

— У нас постоянно внедряются какие-то новинки, — говорит она, — причем мы сообща их обсуждаем, советуемся: как сделать, что получится, будет ли спрос.

Сама Наталья Александровна больше любит печь хлеб, хотя «хиты» комарской пекарни – это всевозможная сдоба – порядка 40 наименований. Тут и классика: пирог «Невский», расстегаи с различными начинками, обсыпной рожок, та же «Ромашка». Но есть и то, что делают только здесь и нигде больше. Например, бант с вареной сгущенкой. Попробуйте, вам не может не понравиться…

— Это очень здорово, что можно просто ходить на работу, получать от нее удовольствие и больше ни о чем не переживать, — уверена Наталья Александровна. – Хороший коллектив, зарплата вполне нормальная, ездить никуда не нужно. И для работы есть все необходимое. Даже не приходится мечтать, чтобы нам сюда что-то еще приобрели из оборудования. Современные печи, тестомесы, все есть.

Чуть позже, во время небольшой экскурсии по пекарне, устроенной Анатолием Анатольевичем, пришлось убедиться в этом собственными глазами. Чистенькое пространство цеха, аккуратно разложенные продукты в складе. Позаботились здесь и сотрудниках – кабинки для переодевания, санузел, миниатюрная, но функциональная бытовая комната.

— В прошлом году в пекарне был сделан большой ремонт, — рассказал глава крестьянского хозяйства, — обшили сайдингом помещение внутри, установили новые вытяжки, чтобы в любое время года было комфортно: не жарко, удалялся пар, дым из печей. Причем вытяжки работают в автоматическом режиме, реагируют, как только печь открывают, чтобы достать очередную партию. Есть две печи для хлеба – они довольно новые, два года назад приобретали специальную печь для сдобы, есть оборудование для расстойки

Отремонтировали также склад. Общая сумма вложений составила более миллиона рублей..

Фермеру очень бы хотелось не останавливаться на достигнутом, ведь спрос есть, еще какой. Он даже на пробу свозил свою продукцию в Барнаул. Там однозначно ответили: «Берем!». Но под это «берем» необходимо увеличить производственные площади, прибрести еще один автомобиль для доставки, найти водителя. Прозондировав почву, Анатолий Анатольевич понял, что есть еще высоты, что могут покориться. Но штурмовать их надо подготовленными.

— Есть в планах грандиозный проект, но его реализация будет зависеть от результатов в полеводстве, — осторожно-прагматичен Анатолий Андрюхов. – Если это направление даст прибыль, то будем строиться. Склад будет переведен под цех, а новое складское помещение пристроим. Ну и машину надо будет покупать еще одну. Мало хлеб испечь хорошо, его и доставить необходимо вовремя, — убежден руководитель хозяйства.

Именно поэтому особые слова благодарности он говорит в адрес водителей хлебовозок и механика Михаила Клименко. Он универсал, как впрочем и все остальные в этом сельхозпредприятии. Михаил Владимирович — и агроном, и снабженец, и заведующий складом, и главный инженер. Все что требует приложения инженерно-слесарных рук и знаний – это его зона ответственности Михаила. Оборудование в пекарне, машинно-тракторный парк, хлебовозки, все это на его неусыпном попечении. И не каждое дитя видит от матери столько заботы, сколько получают в хозяйстве всевозможной значимости механизмы от комарского специалиста-универсала.

Универсал в лучшем смысле слова и руководитель пекарни Татьяна Протопопова. Вряд ли в каком классификаторе профессий обнаружится тот сплав должностных обязанностей, что закреплен за Татьяной Владимировной. Она и заведующая производством, и главный технолог, и менеджер, и маркетолог. Хотя образование имеет только по последнему направлению – диплом маркетолога. Остальному училась сама – путем проб и ошибок, советуясь с коллегами и штудируя специальную литературу и интернет-источники.

— Я пришла работать на предприятие восемь лет назад, — рассказывает собеседница. – Начинала обычным пекарем. А уж обязанности технолога освоила потом: где-то советуясь с девочками, где-то по наитию. Где-то что-то почитаешь, подсмотришь…

Груз ответственности сегодня на заведующей пекарней лежит немалый — продукция поставляется более, чем в три десятка торговых точек. Кроме того — в образовательные учреждения. И если раньше хлеб и булочки от комарских хлебопеков распространялись только на территории Заринского района и Заринска, то теперь добавился и немалый перечень торговых точек в Кытмановском районе. Там закрылся местный хлебокомбинат и пустующую нишу вполне успешно заняли комарцы.

— Мы не потеряли ни одного партнера из тех, с кем начинали, — не без гордости рассказывает Татьяна Владимировна. – Ассортимент за последние пять лет увеличился процентов на 70! Постоянно приходится переделывать прайс, так как систематически появляются какие-то новинки. Но и старое остается – на него свой покупатель.

Анатолий Андрюхов потом прокомментировал, что его сотрудник, когда дело касается качества продукции, «не прогибается» даже под давлением «руководящего» авторитета.

— У нас порой даже споры с ней случаются, — улыбается Анатолий Анатольевич. — Я говорю, что так надо, Татьяна говорит – нет, вот так. Причем она обычно побеждает, ее опыт позволяет принимать более взвешенные решения.

 

Здесь снова возрождается жизнь

1 апреля этого года в жизни Заринского элеватора произошло довольно значимое событие: ровно год с момента возвращения к жизни. Именно 1 апреля 2020 года была поставлена последняя подпись в многочисленной кипе документов, в соответствии с которыми новым собственником лежавшего в руинах предприятия становился АО «Гилевский элеватор».

Из истории

Покупая силосные корпуса и склады, административные корпуса и хозпостройки, новый владелец волей-неволей приобретал вместе с ними и историю элеватора. Историю, где славные страницы побед и достижений перемежались с серо-черными листами упадка и разочарований, а последние записи так были откровенными некрологами. За 60 лет, а первая строка в биографию элеватора была вписана в 1951 году в момент появления хлебоприемного пункта, хорошего, безусловно, было намного больше.

Взять хотя бы выведенные золотом рекордных урожаев (не только собранных, но и переработанных!) строки 60-хгодов! В 1960 году заработала первая башня элеватора, позволяя полностью сохранять то, чем одарили хлеборобов поля вчерашней целины. Почти на треть увеличилась посевная площадь в районе за целинную эпопею с 1954 по 1957 годы. Но мало хлеб вырастить, надо было его сохранить и переработать. Мощности элеваторов в Алтайском крае на момент приезда первых целинников составляли 178 тыс.тонн, а благодаря стройкам уже в 1956 году они возросли до 800 тыс. тонн, увеличившись за два года в 4,5 раза! И наш, заринский, элеватор был в этом строю одним из лучших, многие десятилетия оставаясь потом в крепких середнячках.

Реформы 90-х основательно «потрепали» многие сферы, не обойдя и перерабатывающую промышленность. Элеватор гнулся и трещал в экономических штормах, но все же устоял. И в начале нулевых даже показалось, что все невзгоды позади, а впереди только процветание и стабильность.

В марте 2005 года основным акционером ОАО «Заринский элеватор» стало барнаульское ООО «Алтайград». «Алтайград» приобрел в собственность в Заринске также агрофирму «Урожай», перепрофилированную под производство гречневой крупы, овсяных и гречневых хлопьев. ОАО «Заринский элеватор» занимался заготовкой, хранением и частичной переработкой зерна, а также производством муки, выведя на рынок фирменную марку — «Заринка». Мощности элеватора могли принять 36 тыс. тонн зерна для силосного и 50 тыс. тонн для напольного хранения. На территории было две мельницы, собственная пекарня и магазин, а штат составлял 135 человек.

Но и этот этап, посеяв много надежд, завершился банкротством предприятия. И каким же горьким оно было… В маленьком нашем Заринске, где ни спрятаться, ни скрыться, много было историй про искуроченное оборудование, про вывезенное и вытащенное. Огромный элеватор так крепко накрыло лавиной банкротных процедур, что шансов уцелеть под ней чему-то живому было крайне мало. Но нет…

Рубежный август

— Элеватор достался новому собственнику в разграбленном состоянии, — рассказывает директор Заринского элеватора Роман Щипанов. — Покосившиеся крыши, которые повсеместно текли, вырезанные кабеля, исчезнувшие двигатели. От крупоцеха и комбикормового цеха ничего не осталось кроме зданий, и те в таком состоянии, что только сносить. В этом кабинете, например, была на потолке дыра, в которую десять лет текла вода, — поднимает руководитель вверх руку практически над рабочим столом. – И все это нужно было в самые короткие сроки привести в рабочее состояние.
То, что происходило с апреля по август прошлого года на элеваторе в Заринске, очень напоминало эпопеи громких социалистических строек. Будь эпоха несколько иной, возможно усилия команды, выводившей предприятие из комы, были громко озвучены как минимум на уровне региона. А так… Директор лишь четко и скупо озвучивает факты.

— Здраво оценивая временной интервал, силы и возможности, разделили запуск элеватора на два этапа, — рассказывает Роман Георгиевич. — Первая часть – это восемь зерновых складов для напольного хранения, сушильная и приемная башни. Все восемь складов к 1 августа были отремонтированы: новая кровля, новые полы, новое оборудование. Были запущены две линии подработки зерна, произведена реконструкция точек приемки.

Четыре месяца. Нет – всего четыре месяца! И за этот срок надо было не просто отремонтировать производственные помещения, но и набрать сотрудников, обучить их, отладить технологические цепочки. А главное – влиться в рынок, в котором полноценное существование невозможно без хорошей рекламной кампании, грамотных менеджеров и маркетологов.

К 1 августа все запланированное было сделано. Элеватор принял первую машину с зерном с верх-камышенских полей. К этому времени произошло еще одно эпохальное событие: полностью реконструирован железнодорожный тупик на территории предприятия, что позволило принимать и отправлять грузы по железной дороге. Этот факт стал своего рода «турбоусилением» деятельности.

— Сегодня мы можем отправлять по железной дороге зерновые грузы в любом виде в любом направлении, — говорит директор. – Причем отправлять как самостоятельно, так и в качестве посредников.

Это в 60-80-е годы Заринский элеватор работал преимущественно на нужды земледельцев Заринского района. Сегодня его или клиенты – сельхозпредприятия уже в радиусе порядка 200 километров. И фактор соседства с железной дорогой играет не последнюю роль. Вы только вдумайтесь: 20 процентов из всего потока, принятого элеватором с момента запуска – это продукция кемеровских аграриев. В Заринск также везут зерно из Тальменского, Кытмановского районов, и, конечно же, Заринского.

— Близость к железной дороге решает очень многое в современной экономике, — рассказывает Роман Георгиевич, — например, Кытмановский элеватор такого преимущества не имеет.

По словам директора, возглавляемое им предприятие уже сейчас предоставляет полный спектр элеваторных услуг – сушка, подработка, хранение, а также по желанию – отгрузка и даже расфасовка. Например, в мешки по 50 килограммов. Кстати, эта услуга пользуется большим спросом.

— Завершение второго этапа реконструкции элеватора, это восстановление силосных корпусов, также намечено на 1 августа, но уже текущего года, — комментирует руководитель. – Принципиально нового оно не привнесет, перечень услуг останется прежним, но значительно увеличатся объемы. С вводом всех мощностей вместо сегодняшней тысячи – до трех тысяч тонн, примерно в три раза.

Роман Щипанов неоднократно подчеркивал в разговоре, что работа элеватора – сезонная. Предприятие словно сказочный дедушка в красной шубе, который нужен одновременно и очень многим, но недолго.

— Где-то за два месяца мы должны принять максимальное количество зерна, довести его до параметров, пригодных для длительного хранения. И уже только потом решается вопрос, что дальше с ними делать – продавать, хранить, отправлять на переработку.

Есть у элеватора пусть и не волшебная ночь, но те особенные семь-десять дней, когда везут все, отовсюду и сразу.

— Если складскими площадями обладают практически все фермеры, то зерносушилки и линии подработки далеко не у всех. Они есть в более крупных, сильных хозяйствах, но и их не так много. Поэтому старались принять все по максимуму.
В 2020 году Заринскому зерновому предприятию пришлось даже не входить, а ввинчиваться в рынок. За то десятилетие, что по территории ходили мародеры, гуляли ветра и непогода, а строения ветшали и рушили, зерновая отрасль региона ушагала далеко вперед. Целый ряд предприятий данной сферы в этот же период укрепляли свои позиции, нарабатывая клиентскую базу и расширяя технологические возможности.

Поэтому надо было хорошо все продумать и посчитать, прежде чем инвестировать четверть миллиарда рублей в возрождение элеватора. Для таких вложений очень желательны гарантии не зыбких, а каких-то реальных и вполне просматриваемых перспектив. И они появились с вхождением заринского предприятия в Сибирский экспортный союз.

— Это некоммерческое объединение сельхозваторопроизводителей, элеваторов, — рассказывает Роман Щипанов, — где объединены усилия по переработке, продажам, логистке и многому другому. Такая кооперация позволяет продавать большими объемами, и предоставлять полный спектр услуг, оставляя разным предприятиям свою «специализацию» Например, у барнаульских предприятия имеют несколько иной профиль – они больше заточены под глубокую переработку. А у кого-то есть приличные объемы для хранения, но они готовы закладывать туда лишь те культуры, которые им нужны для переработки.

Заринск «берет» тем, что не только может принять на хранение много, но и тем, что здесь «доведут до ума» практически весь спектр культур, выращиваемых в Сибири. Конечно, кормилица-пшеница не перестает оставаться королевой во всех смыслах. Из 50 тысяч тонн, прошедших через элеватор с момента запуска, 37 000 – это озимая и яровая пшеница. На втором месте — рапс, на третьем – подсолнечник. Ячменя, овса, гороха, льна, гречихи было не так много.

— Делать какие-то выводы пока преждевременно, ведь мы отработали только один сезон, — говорит Роман Щипанов. – Тем более, что зашли по меркам сельского хозяйства довольно поздно. Сейчас ведь даже часть тендеров на продажу проводится в апреле, а к нам первая машина пришла в августе. Но очевидно, что задачи первого этапа выполнили. Теперь необходимо до 1 августа завершить второй этап реконструкции.

Люди и механизмы

Реанимировать производственные площади при наличии достаточных средств и определенного упорства все же можно. А вот как из ничего собрать работоспособный коллектив? Как при скудных ресурсах заринского рынка труда нанизать в одно гармоничное ожерелье настоящую команду? Каким управленческим «кадилом» надо было махать, чтобы если не развеять, то хотя бы сделать не таким очевидным шлейф дурной славы элеватора? Ни на один из этих вопросов Роман Георгиевич никаких особых секретов не раскрыл, сказав лишь, что он не собственник, а наемный директор. И он просто работал, выполняя свои обязанности.

Щипанов довольно молод, но имеет не только профильное образование, но и достаточный опыт. Родился в Рубцовске, но в связи разными профессионалами этапами успел пожить как в родном городе, так и в Барнауле и ряде других территорий. Предложение руководить элеватором в Заринске для романа Георгиевича было привлекательно не только должностью, но и вызовом профессиональным амбициям. Исходя из того, что удалось увидеть во время экскурсии по элеватору, можно сделать вывод, что молодой управленец с этим вызовом справился. Причем абсолютно не делая из этого подвиг.

— 1 августа 2020 года мы здесь все были в равных условиях, — рассказывает он сегодня, — пришла первая машина и ее надо было принять. Не скрою, риск определенный был – ведь из всего коллектива, а он на тот момент составлял 38 человек, четкое представление о работе элеватора имели лишь начальник лаборатории, я и пару аппаратчиков. Все остальные это были люди, которые сам процесс видели в первый раз. И даже если и видели, то сами никогда не делали.
Поэтому директор сам вставал рядом с сотрудниками – на сушку, на подработку, на отгрузку…

— Никто изначально и не рассчитывал найти в Заринске «профильников», — без особых эмоций констатирует ситуацию собеседник, — слишком долго стоял элеватор. Те, кто отдали предприятию многие годы, кто был предан ему душой и телом – давно уже на заслуженном отдыхе. Из тех, кто был здесь позднее пришли единицы. Кто-то уехал, кто-то сменил профиль… И новое поколение не подросло на смену – никто не учился на «зерновиков», видя, что работы потом не найти.
На данный момент коллектив элеватора – 57 человек. И это не предел. По одной-двум-трем штатным единицам он прирастает ежемесячно, если реализация второго этапа реконструкции будет успешно завершена и предприятие заработает в полную мощь, то число рабочих мест будет около сотни. И судя по тому, что в отделе кадров никогда не пустеет папочка с резюме кадрового резерва, сотрудников найдут. А уж научить – научат на месте.

— Должность аппаратчика имеет определённую специфику, — говорит Роман Щипанов, — но к претендентам нет каких-то особых требований. Освоить обязанности может практически любой, лишь бы желание было.

В Заринске, ставшем в 2017 году территорией опережающего развития, появилось за последние несколько лет сразу несколько предприятий с далеко идущими планами. Это кожевенный завод, фанерный комбинат, «Алтай-игрушка», вагоно-ремонтная кампания и ряд других.

Каждому из резидентов ТОСЭР нужны кадры. Наиболее действенный способ переманить к себе – конкурентная заработная плата. Это значит, не только высокая, но и стабильная. И в этом отношении Роман Щипанов считает формирующийся имидж предприятия не менее важным, чем кипящую на территории стройку. В элеватор поверили, и пусть соискатели не стоят в очередь, но интерес к вакансиям стабилен.

— Заработная плата полностью официальная, она не ниже средней по отрасли в нашем регионе, весь предусмотренный законом соцпакет, — объясняет директор. – Здесь есть и нюанс, характерный именно для нашей отрасли. У нас очень силен фактор сезонности. Хорошо заработать можно осенью, когда основная приемка и переработка. А в межсезонье жизнь замирает. При этом никаких сокращений – работа есть для каждого. Но в нашей сфере такие перепады были всегда, сколько существует отрасль.

Директор подчеркнул, что даже один год показал, что те, у кого есть желание проявить себя и заработать – это сделают.
Наверное, это тоже было одно из причин, почему кадровая служба Заринского элеватора с начала в 2021 году ни разу не давала объявлений в рубрике «требуются». Рассчитывают, что они больше не понадобятся, даже при условии, что к концу года коллектив увеличится на треть.

Маслозавод и лаборатория

Сегодня территория элеватора – одна большая стройка. Работают десятки человек, бетономешалки, сварочные аппараты…Еще немного и зашумит, оживет площадка где к декабрю 2021 года должен заработать маслозавод.

— Реконструкция элеватора предполагала не только ввод в строй прежних мощностей, — проводит экскурсию по территории Роман Щипанов, — но и создание комплекса для глубокой переработки — производство растительного масла. На данный момент установлен каркас здания, емкости для хранения, приостановленная на зимний период стройка возобновилась.

Маслозавод должен дать городу и району еще порядка 30 рабочих мест и совершенно новый импульс в экономику.
— 90 процентов продукции пойдет в Китай, — рассказывает собеседник, — и это огромный рынок, где потребность в масле и масличных культурах будет покрыта еще не скоро. Уже сейчас масличные – лен, рапс, подсолнечник, мы отгружаем в основном в Поднебесную.

Перерыв в строительстве маслозавода был сделан не только из-за погодных условий, все же при современных технологиях строители и при сибирских морозах научились строить быстро и качественно. Пандемия и здесь оставила свой след. Закрытые границы притормозили не только людские, но и грузопоптоки. А оборудование для маслозавода предполагалось именно китайское. В России ничего подобного, к сожалению, не делают.

— Мы поддерживаем отечественного производителя, — улыбается Роман Георгиевич, — но все же на любом производстве для оборудования важнейший критерий – это соотношение цен-качества. Поэтому – транспортерные ленты российские либо белорусские, сепараторы – белорусские. Недавно, например, привезли российскую машину Альфа-150. Это отходный бункер, который подрабатывает зерно: чистое – в элеватор, отходы в бункер.

Завершалась наша экскурсия в лаборатории элеватора.

— Не хватило времени сделать внешний ремонт, будем заниматься им в этом году, — словно извинялся руководитель на ступенях в небесно-голубое здание. – Но зато внутри полностью есть все необходимое для работы: сушильные шкафы, анализаторы, весы. Приобрели и довольно недешевый «Инфралюм», это современный аппарат для экспресс-анализа.
Если говорить о возрождении лаборатории, то элеватору повезло здесь дважды. Во-первых, колбочки, реактивы и непонятные аппараты не вызвали интереса у мародеров. Какой с них навар? Лаборатория стояла практически неразграбленной. Вложили в нее «немного» — порядка четырех миллионов рублей. Во-вторых, в нее вернулась на должность начальника Валентина Антропова.

Энергичная, позитивная, Валентина Яковлевна даром что уже не один год на заслуженном отдыхе, но фору даст многим молодым. Она к пришла на элеватор в 1982 году и посвятила этой сфере всю жизнь.

— Сильно у меня душа болела, что закрыли его, — говорит ветеран, поэтому когда услышала, что здесь снова все возрождается, то пошла сюда. Так и сказала Роману Георгиевичу: возьмите меня. Не побоялся.

Не стал директор озвучивать свои аргументы «за» и «против» этого решения, но по многим репликам в ходе всей беседы и экскурсии по предприятию можно было судить – не пожалел молодой руководитель, положившись на опыт и мудрость.
Валентина Яковлевна подобрала и обучила специалистов в лабораторию.

— Когда я устраивалась на работу, — рассказывает она, — здесь было 18 специалистов в штате. Сейчас – шестеро. Но и возможности у нас совсем другие, оборудование совершеннее в разы. Вот посмотрите, два прибора, — подводит она к одном из лабораторных столов, — один с сенсорным управлением, современный, а этот – с каким я начинала работать. Небо и земля.

Под руководством Валентины Антроповой лаборатория успешно прошла аккредитацию и сейчас здесь могут сделать десятки анализов практически любой сельскохозяйственной культуры, начиная от пшеницы и заканчивая соей.

— Легко и интересно работать сейчас, — уверена руководитель лаборатории. – Очень хочется, чтобы здесь все и дальше двигалось и жило. Ведь так горько было видеть, как разрушалось место, где прошли 30 лучших лет твоей жизни.

… Знакомство с лабораторией экскурсию по элеватору и завершило. Но договорились с Романом Георгиевичем, что этот визит не будет разовым. У предприятия впереди много планов, о реализации которых мы обязательно постараемся рассказать.

 

Полоса обновления

Летняя пора – горячее время не только у хлеборобов, которые могут сутками не выводить технику с полей – боронование, опрыскивание от вредителей, внесение удобрений… Как можно больше стараются успеть в летние месяцы дорожники, строители, наращивая темпы работы в связанных с их деятельностью предприятиях. Одно из них ООО «Тягунский мехкарьер, где с апреля по ноябрь – самая интенсивная производственная деятельность.

О конкретных производственных показателях, планах и перспективах мехкарьера рассказал в интервью районной газете директор предприятия Владимир Чеберда.

— Владимир Николаевич, тягунский мехкарьер за свою более чем 70-летнюю историю переживал разные периоды – расцвета, застоя, были и очень трудные этапы. Какая сегодня полоса в жизни предприятия?

— Полоса обновления. Последние два года здесь произошли значительные преобразования, которые давно назрели и без которых дальнейшие существование производства вообще было под вопросом. Мехкарьер создавался в 50-х годах как поставщик сырья для строителей, сферы железной дороги, дорожников. И он успешно справлялся с возложенными на него задачами. Но за десятилетия изменилось очень многое, в последние годы действуют абсолютно отличные от советских ГОСТы, изменились технологии как возведения жилья, так и ремонта и строительстве дорог. Мехкарьеру, чтобы сохранить себя, нужно было подстраиваться под новые требования – менять и модернизировать оборудование, повышать квалификацию специалистов, прорабатывать новые логистические решения и делать многое другое.

— Что из запланированного удалось?

— Во-первых, была проведена ревизия техники и оборудования. По ее результатам было принято решение оставить сам завод. Речь идет о дробильно-сортировочном комплексе ДСК-1. Этот завод устарел и морально и физически, но все же мог выполнять определенные функции – производить первичное дробление камня, и делать это в достаточных объемах. Дальше, чтобы доводить продукцию до необходимых конкурентоспособных на современном рынке характеристик, требовалось новое оборудование. И оно появилось, пусть пока и не собственное. Было заключено соглашение с фирмой «Карьер-сервис», которая является в нашей стране официальным представителем шведской фирмы «Сандвик» — компании специализирующейся на поставке высококачественного горнодобывающего оборудования, в том числе для работы на мехкарьерах. И у нас появилась арендованная установка, которая дает щебень нужного качества. Сейчас мы понимаем, что таких установки нужно уже две.

Помимо этого были и другие инвестиции – в 2020 году они составили порядка 40 миллионов рублей, примерно столько же с начала этого года. На эти деньги покупали запчасти, делали ремонты, приобретали технику. Например, до конца июля ждем новый маневровый электровоз.

— Вложения принесли результат?

— Судите сами. Еще два года назад Тягунский мехкарьер отгружал поставщикам всего две-три фракции щебня, сегодня в прайс-листе более чем полтора десятка позиций. Если два года назад тягунский щебень мы отправляли в 15 населенных пунктов Кузбасса, и в три-четыре в Алтайском крае, то сегодня только по Алтаю 40 пунктов поставки и порядка 20 в Кемеровской области. Появились клиенты в Томской области. Если еще несколько лет назад рекордом предприятия была отгрузка в 50 тысяч тонн в месяц, то сегодня мы стабильно отгружаем в сезон ежемесячно порядка 40-50 тонн, а добываем более 70 000 тонн.

Все эти цифры появились не сами по себе. Работать пришлось много и сделать в будущем нужно будет еще больше.

— Есть какие-то показатели, которых хотелось бы достичь в обозримой перспективе? Например, увеличить объемы производства в два раза.

— Объемы увеличить если не в два, то хотя бы в полтора раза вполне возможно. Но вот найдется ли спрос на всю эту продукцию? Ведь предприятие сильно зависит от того, что происходит в регионе, в соседних территориях – есть развитие, есть масштабные проекты дорожного или жилищного строительства, значит, есть и потенциал для нас. В противном случае… Кроме того, большая часть контрактов заключается на основании тендеров. Каждый из них нужно выиграть, оказавшись по совокупности условий сильнее конкурентов. Дальнейшие перспективы мехкарьера будут зависеть от многих этих факторов. Единственное, за что мы можем поручиться – это за качество нашего щебня. Он однородный, без примесей, морозостойкий, его приобретают с большим удовольствием. Тем более что шведское оборудование может работать по технологии, позволяющей соответствовать самым высоким стандартам.

— Почему же тогда на некоторых заринских дорогах щебень из Залесово, а не из Тягуна?

— А это уже проблема логистики. Если с поставками продукции по железной дороге особых сложностей не возникает, то вывоз автомобильным транспортом очень затруднен. Только три-пять процентов всей отгрузки приходится на автотранспорт. Хотя это доля могла быть как минимум раза в три больше. Будь хорошая автострада – вывозили бы Тонарами отсюда. Возможно, в ближайшее время ситуация изменится, дорогу отремонтируют. Пока же наш основной партнер – железная дорога. И в этом направлении тоже большие планы. Хотелось бы, чтобы в нашем распоряжении была не одна железнодорожная ветка, где мы производим погрузку. Чтобы проще было работать на погрузке, мы должны иметь возможность отгружать одновременно не 26 вагонов, как сейчас, а в два раза больше – 50. Для этого и нужна еще одна ветка. Собрали состав и отправили, для нас реально сделать это за сутки. А так получается, что мы очень зависим от железнодорожников. Загрузили и не можем дождаться.

С этой просьбой, построить вторую ветку, предприятие обратилось в РЖД. Ждем, какие будут встречные предложения.

— Был период, когда сложности в деятельности карьера были связаны с осуществлением взрывных работ. Что сегодня можно сказать об этом аспекте вашей деятельности?

— Никаких сложностей. Соответствующую работу производит подрядная организация по договору — с такой частотой и в таких объемах, которые нам нужны на текущий момент. В прошлом году, например, было пять взрывов, с начала этого – два.

Хотелось бы отметить, что подрядные организации мы привлекаем не только для выполнения взрывных работ. Например, техника ИП Герасимова задействована на вывозе камня с места добычи до места переработки. Привлекаем иногда и экскаватор этого предпринимателя. Все зависит от сиюминутных задач и объемов.

Скажу честно, что силами самого предприятия невозможно осуществлять сегодня весь цикл, как это было в советские годы. И это, наверное, и не нужно. Поэтому и задействуются подрядные организации. И это не по причине, что у собственника нет желания развивать производство, вкладываться в него. Вложения ради вложений – неразумно. Любые инвестиции должны быть оправданы, поэтому мы нарабатываем сегодня клиентскую базу, репутацию, анализируем перспективы рынка и когда будут очевидные выгоды тех или иных вложений – эти вложения будут сделаны. Программы развития есть. Например, есть в планах приобретение нового завода, какой-то техники, будем в лизинг брать еще один погрузчик, .

— А достаточно ли сырьевой базы в Тягуне, не упадет ли качество камня?

— Если не оперировать цифрами, а сказать просто: то с 50-х годов разработали только холмик, камня еще и детям и внукам хватит. Выданная нашему предприятию лицензия рассчитана на 50 лет, и она позволяет добывать примерно два с половиной миллиона тонн в год. И если даже полностью «выбрать» эти объемы, то и в этом случае запасов хватит еще очень надолго. Причем все оно прекрасного качества.

— Эффективная работа любого предприятия – это не только сырье, инвестиции, использование передовых технологий, это в значительной мере и высокий кадровый потенциал. Испытывает ли «Тягунский мехкарьер» дефицит кадров?

— Конечно, испытывает. Нам не хватает рабочих. Если в отношении ИТР закрыты почти все ключевые позиции, то с представителями рабочих специальностей сложнее. И, на мой взгляд, это проблема не только у нас, с ней приходится сталкиваться так или иначе почти всем производственникам. Таков современный рынок труда… Очень мало работников достаточной квалификации на экскаватор, на фронтальные погрузчики, не хватает сварщиков, водителей, дробильщиков. Мы прилагаем все усилия, чтобы сделать этот вопрос не таким острым: сотрудничаем со службой занятости, даем объявления в СМИ, приглашаем на собеседования. Но нередко случается так, что претендент говорит о желании занять ту или иную должность, а у него нет не только необходимого опыта, но и даже нужных квалификационных документов. Допустить такого соискателя до работы нельзя – у нас серьезное предприятие, имеющее третий класс опасности.

— И все же, кто сегодня составляет основу коллектива? Тягунцы? Жители окрестных сел, приехавшие из других территорий?

— Штатная численность на сегодня – 74 человека. И лишь половина работников – это жители Тягуна или окрестных сел, остальные – кто откуда. Я сам, например, из Кемеровской области, до этого работал в угледобывающих предприятиях. Мой заместитель – Геннадий Карлин, житель Залесово. в различных мехкарьерах. Оба работаем с ним вахтовым методом, по очереди. Только мне до дома и обратно – 400 километров, а ему – в два раза меньше.

Вахтовиков у нас где-то примерно четверть – есть из Бийска, Камня-на-Оби, других территорий региона. Они 15 дней работают здесь – 15 находятся дома. Причем кто-то в таком режиме уже пять-семь-десять лет. Для сотрудников имеется общежитие, оно предоставляется бесплатно. Трехразовое питание тоже бесплатно.

— Что можно сказать об уровне заработной платы? Она зависит от сезона?

— Зарплата стабильна, она полностью белая, мы полностью платим все налоги, производим все положенные выплаты и отчисления. Уровень зарплат, возможно, не самый высокий, но он сопоставим со средним по отрасли. Например, у машиниста погрузчика – 30000 – 35 000 рублей. Причем нет такого, что в ноябре спрос упал и работники получают лишь МРОТ. Нет, есть минимум, это где-то порядка 30 000 рублей, на который можно рассчитывать круглогодично. Остальное – премии. И если есть желание заработать – то это всегда можно сделать.

Водитель большой машины

Работать на мехкарьер житель Тягуна Дмитрий Пасечников пришел около девяти лет назад. Увидев большие и мощные машины, работающие в карьере, решил, что надо попробовать собственные силы в управлении БелАЗом. Для этого сменил специальность газоэлектросварщика на водительскую. И спустя время признается, что о решении своем не пожалел. Тем более сейчас, когда, по словам Дмитрия Викторовича, на мехкарьере видны невооруженным глазом перемены к лучшему.

Тягунцу непростая, требующая собранности и четкости работа очень нравится. Говорит, что крайне доволен заработной платой, устраивает график. Да и к железному напарнику за годы привык.

— Прекрасная машина, — характеризует он желтую махину, — ни разу меня еще не подводила.

Порой и ночью о работе думаешь

В 2007 году пришла в коллектив мехкарьера Светлана Кайгородова. Пришла на одну из самых низовых должностей – рабочей погрузки. Потом стала составителем поездов, потом мастером погрузки. А в последнее время ее долго уговаривали возглавить отдел логистики. И все же уговорили.

— Мне очень нравится здесь, — говорит Светлана Викторовна, — очень дружный коллектив, если где-то проблема, что-то случилось – «набрасываемся» на трудности вместе. Поддерживаем друг друга.

Свои обязанности Светлана Викторовна трудными не считает, говорит, что наоборот, любит новое, чему-то учиться. И с легкостью оперирует десятками цифр, названий станций грузополучателей, удерживает в памяти колоссальное количество информации.

А еще сотрудники и руководство знают ее как крайне неравнодушного человека. Словно за собственных сыновей переживает она за вверенный ей участок. И новость, что на смену исчерпавшему полностью свой ресурс маневровому придет в их подразделение новый ТГМ, порадовала ее не меньше чем серебряная медаль сына-биатлониста на всероссийском первенстве. А за появление новой ветки она переживает не меньше, чем за младшего ребенка, пока еще не выбравшего себе дорогу в жизни. Хотелось бы маме, конечно, чтобы перевесила его выбор железная дорога – но это уж как сложится.

— Мысли разные бывает крутятся, крутятся, так что и уснуть не можешь, — говорит собеседница. Особенно, когда про работу думаешь.

Словно капитан на корабле

На мехкарьере есть производственное помещение, напоминающее капитанский мостик. Оттуда прекрасно видно ленты конвейеров, установки с аббревиатурами, понятными лишь специалистам – для первичного, вторичного, третичного дробления. И даже пол у этого сооружения вибрирует, только не от морской качки, а от беспрестанно работающего производства.

Дежурят на этом своеобразном капитанском мостике дробовщики. В день приезда журналиста районной газеты была смена Максима Борисова.

Максим Сергеевич – житель Камня-на-Оби, но за пять лет таежные пейзажи стали родными. Попал с земляками как-то на вахту, понравилось, остался.

— Сначала я работал грохтовщиком, — рассказывает он о профессиональной биографии, — это человек, который производит осмотр конвейеров: чтобы лента состыковывалась, ничего не сыпалось. Если неполадки — отремонтировать, отрегулировать по мере возможности.

По словам Максима Сергеевича, грохотовщик – это руки на производстве щебня, а дробовщик – глаза. Он видит картину в целом, смотрит, чтобы не было сбоев и накладок. Причем в последние полтора года быть бдительнее работникам этой специальсноти очень сильно помогает техника. На рабочем месте дробовщика установлены компьютеры с мониторами, а камеры показывают участки, требующие наибольшего внимания.

— Эту профессию я на практике здесь и освоил, — говорит вахтовик, — и о чем-то другом даже и не думаю. Нормальный график, хорошая зарплата – что еще нужно. И сам привык, и семья, что работаю вдали от дома.

Вернулся в профессию

Сварщик Роман Кузнецов в Тягун попал из Камня-на-Оби. Приехал с товарищами чтобы заработать деньги, но судьба распорядилась так, что устроил здесь и личное счастье.

— Супруга моя местная, — говорит Роман Сергеевич, — но из Тягуна мы перебрались в Заринск.
Именно из Заринска Кузнецов продолжает ездить вахтовым методом на мехкарьер. Сейчас уже в должности газоэлектросварщика.

— Пришел сюда грохотовщиком, потом перешел в бункеровщики, — рассказывает Роман, — а как появилась вакансия сварщика – то попросился на эту должность. Я учился на эту специальность, диплом есть, да и опыт небольшой тоже.
Роман Сергеевич отмечает, что нагрузка у сварщика может распределяться очень неравномерно: то цейтнот, когда нужно сделать много и сразу, то более спокойные периоды.

В период вахты сварщик, как и часть его коллег проживает в общежитии. Говорит, что привык, да и условия вполне комфортабельные.

— Пока устраивает абсолютно все, — говорит работник мехкарьера, — нормальная нагрузка, в зарплате только выиграл. Да и работаю по профессии – это тоже хорошо.

Центр информации

— Она за руководителя у нас остается, пока мы с заместителем на объекте, — шутливо сказал о своем диспетчере Светлане Медведевой директор мехкарьера.

Шутки шутками, но на рабочем месте Светланы Сергеевны действительно видно и слышно практически все, что происходит на предприятии. На два компьютера выведены изображения с камер наблюдения – одного взгляда хватает понять, все ли в порядке, нет ли где сбоя с производственного ритма. Рядом на столе рация – малейшая задержка, накладка или проблема – откашлявшись помехами рация тут же доложит диспетчеру о происходящем. Лопнуло у погрузчика колесо – машина отправилась на ремонт, а на подмогу был послан другой погрузчик.

Даже о приезде журналистов Светлана Сергеевна узнала раньше всех на предприятии – увидела на камерах, и доложила руководителю.

— Это не просто наши глаза и уши, — сказал о диспетчере Владимир Череда, — это очень ответственный и добросовестный сотрудник.

Вкусно, по-домашнему

Марина Савуляк кормит работников мехкарьера уже больше 10 лет. И признается, что нисколько не пожалела, что на одном из крутых жизненных поворотов ей пришлось кардинально поменять профессию.

— Вообще-то я продавец, училище по этой специальности окончила, много лет за прилавком простояла, — рассказывает Марина Кирилловна. – А потом попала под сокращение… Сильно переживала. С работой в поселке непросто. И вот узнала, что на мехкарьере нужен был сторож и кочегар в одном лице. Попросилась – выбирать все равно больше было не из чего, меня взяли. Я отработала зиму, а потом мне предложили пойти в столовую.

Марина Кирилловна согласилась и на это предложение. И вот уже десять лет колдует над завтраками, обедами и ужинами для работников.

— Раньше было сложнее, одной приходилось все делать: готовить, посуду мыть, — рассказывает повар, — а теперь с помощником.

Как мудрая женщина Марина Кирилловна понимает, что и ее должность на предприятии стратегически важная. Не покорми хорошо она работников, разве ж добьются они высоких результатов. А побалуешь вкусненьким – пойдут на свои места с настроением, с огоньком, дело будет спориться…

В этой столовой – все вкусное и свежее. И не только потому, что каждый день за стол вместе с работниками садится за стол и директор предприятия. Марина Кирилловна сама переживает за результат своих трудов. То рецепт новый придумает, то попробует сочетание какое-то необычное…

— Эх, вы выпечку нашу еще не пробовали, закончилось уже. Приезжайте еще, угостим, — сокрушалась Марина Кирилловна.