Конкурс проводится с 2006 года при поддержке полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе

Спецпроект «Край, за который не стыдно»

Номинация, категория: Энергия ПРОрыва, Печатное/интернет-СМИ
Автор: Интернет-газета Newslab.ru.
Опубликовано: 18.09.19

Что знают о Красноярском крае в России? «Сибирь, далеко, холодно, не поеду…».  А за что сами красноярцы любят и ценят свою родину?

 

«Делаем сами и не хуже»: топ-5 бизнесов с сибирским характером

18.09.2019

Очки из бревен, таёжные блокноты и эко-украшения

Бывали ли вы в мастерских, где из оленьих рогов вытачиваются невероятной красоты броши и серьги, и покрываются глазурью керамические вазы в виде китов? Newslab нашел красноярцев, умеющих не просто творить и удивлять, но и зарабатывать на этом. Истории самобытных бизнесов — это всегда долгий путь проб и ошибок, и тем ценны рассказы их хозяев о том, как сложились судьбы так называемых «сибирских брендов».

«Теперь мы глобальный бренд дизайнерских очков, который ценят не только за «прикольно из Сибири!»»: история взросления компании Brevno

В представлении эта компания особо не нуждается. Красноярский бренд очков Brevno, созданный маркетологом Федором Смирновым и архитектором Артемом Коровиным в 2013 году, знают не только в родном городе, но и во многих странах. Спросили у ребят, как за 6 лет существования изменился их бизнес и остался ли в нём сибирский дух.

«За счет чего нам удается держаться столько лет на плаву? Главное — целеустремленность и наша команда. А если говорить о деньгах, то за счет диверсификации бизнеса, потому что компания Brevno — это не только бренд очков, но и сувенирная продукция. Мы параллельно развиваем эти направления, где-то теряя деньги, где-то — зарабатывая. Этот баланс нам удается держать уже долгое время. Много сил вкладываем в развитие экспорта. У нас работают дистрибьюторы в Англии и Италии. Сейчас готовимся к выставкам во Франции и Японии, где презентуем свои очки в обновлённом дизайне местным оптикам. Одновременно с этим идёт производство сувенирки к Новому году.

Недавно мы пересмотрели концепцию. Теперь Brevno — глобальный бренд дизайнерских очков, который ценится не только за то, что какие-то пацаны делают что-то из дерева, и типа «ха-ха, прикольно из Сибири!». Бренд повзрослел, обрёл смыслы и ценности, которые готов транслировать и которые будут понятны аудитории, независимо от географического положения.

Наш клиент сегодня — это такой чувак, который в молодости был панком, тусовался на вписках, слушал Sex Pistols, шел против системы. И вот бунтарь вырос, начал зарабатывать деньги своим интеллектом, открыл бизнес, встроился в эту самую систему, но при этом в душе он остался панком. И через такие аксессуары, как очки Brevno, он дерзко напоминает миру о своей бурной молодости. Он говорит, что я, конечно, такой правильный и в системе, но дух бунтарства во мне живёт.

Совсем недавно команда Brevno переехала в новый цех. Прежнее производство было меньше в несколько раз. Помимо этого, сейчас бренд переживает реформирование, изменение концепции и готовится предстать в новом визуальном образе .

Сибирская составляющая тоже сохраняется, она в ДНК нашего бренда, но теперь уходит на уровень ниже, а на первом плане оказываются другие понятия. Например, желание показать свой характер, быть другим. На самом деле, история с Сибирью — это тоже интересно, но, если сильно ей увлечься, то можно уйти от позиционирования собственного продукта в развлекаловку или туристический бренд.

«Надо просто наслаждаться тем местом, где ты родился»: кто и зачем продает и покупает футболки с надписью «Енисей-батюшка»?

4 года назад красноярский диджей и радиоведущий Вячеслав Шакуров начал печатать на футболках и толстовках принты, отсылающие прямиком к родному краю и Сибири. Сейчас бренд Slavaka успешно существует, а одежда с надписями Yenisei batyushka и Siberian people разлетелась по всему миру. Узнали у Славы, почему он решил печатать изображение осетра на футболках и кто главные ценители его одежды.

«Мне всегда было странно, что люди вокруг так любят футболки с надписями вроде «Майами» или «Нью-Йорк». Я решил, почему бы нам не начать также навязывать и экспортировать названия родных мест. Сибирь ведь любят и уважают по всему миру, относятся к ней по-особенному, и мы можем с гордостью носить подобную одежду.

Сейчас у нас всего два варианта принтов — Yenisei batyushka и Siberian people. Сначала мы думали, что будем делать новый принт каждый месяц, но скоро поняли: чтобы начертание обратило на себя внимание и полюбилось, нужно довольно много времени. До этого у нас был принт «Красноярск, берег левый, берег правый», который дал старт проекту, но теперь изжил свою актуальность. Новые варианты рисунков открывают больше возможностей. Куда бы ты ни прилетел, в любой уголок мира, я уверен, если ты будешь идти в нашей толстовке или футболке, ты всегда найдешь своих людей или тех, кто скажет: «Ты из Сибири? Круто!». Я проверял это лично и не раз.

Часто нашу одежду покупают в подарок, уезжая куда-то, но это прежде всего практичная вещь, а не сувенир. Я стою горой за высокое качество, и если делать, то классно, а иначе — лучше вообще не начинать. Мне пришлось долго искать партнеров по производству. Оказалось, что в Красноярске и ближайших городах производить подобное очень дорого. Только в западной части России путем положительного и не очень опыта я нашел несколько компаний, с которыми мы сотрудничаем. Где-то мне отшивают, где-то печатают, где-то и то и другое.

Наши футболки и толстовки теперь уже разъехались по многим странам мира. Это и Америка, и Европа, в том числе Германия, Испания, Франция, Италия, Азия и даже Австралия. Инстаграм бренда за счет этого сформировался, можно сказать, сам по себе — наши покупатели фотографируются в разных точках мира, а мы просто делимся их фото».

«Мы продаем не предметы, а стиль»: зачем красноярские ребята в эпоху гаджетов делают блокноты с таёжным духом

7 лет назад красноярские студенты-архитекторы Иван Герасимов и Лида Петренко придумали независимую марку блокнотов, через которую выражали свои «представления об эстетике через идентичность Сибири». До сих пор бренд «Таёжная Мануфактура» вызывает ассоциации с природой края, но сами ребята пересмотрели свои взгляды на бизнес и теперь уже не гонятся за «сибирскостью». Узнали, почему и спросили, кто и зачем покупает блокноты, когда есть заметки в смартфоне.

«Мы еще студентами сами собирали себе блокноты, потому в магазинах не находили нужных. В какой-то момент поняли, что это увлечение можно монетизировать. Название марки выбрали такое, чтобы оно раскрыло наш главный посыл: мы создаём красивые вещи, вдохновляясь местом, в котором родились и живем. Нам нравятся качественные материалы, природные цвета, тактильность, поэтому, собственно, «Таёжная Мануфактура». Первые блокноты мы делали на коленке, интуитивно, но в итоге попали очень точно в тренд хендмейдерства, который тогда только-только начинался.

В 2013 году мы, чтобы ощутить почву под ногами, решили поучаствовать как спонсоры в фестивале, который проходил во время заявочной кампании Красноярска на Универсиаду-2019. Там были участники, которые на 100 процентов соответствовали нашей целевой аудитории — художники, дизайнеры, граффитисты. Мы подарили им блокноты и через некоторое время начали получать мощный отклик, который вдохновил нас на продолжение дела.

С тех пор за все 7 лет мы ни разу не слышали негативный отзыв, не сталкивались с людьми, которым было бы жалко потратить денег на красивую вещь, хотя у нас высокая себестоимость и, как следствие, высокая цена. Просто ребята мы с заморочками — нам надо делать только так, как нам нравится и из действительно хороших материалов. Как правило, наши покупатели — это тоже эстеты, увлеченные творчеством или искушенные люди, которые любят классные вещи. Поэтому нам никак не мешает то, что сейчас все пользуются телефонными заметками. Мы продаем не столько материальные предметы, сколько стиль, упакованный в минималистичном отработанном продукте. Тот, кто умеет это ценить, всё равно придет к нам.

«Каждый, кто занимается хендмейдом, переживает моменты отчаяния»: история семейной пары, создающей эко-украшения из рогов лося и березы

Талантливых ювелиров в Красноярске много, и решая, к кому из них отправиться на интервью, мы долго изучали их соцсети, рассматривали работы. Когда на глаза попались украшения Константина и Натальи Истоминых, стало ясно — вот они, наши герои. Супруги начали мастерить свои первые изделия 4 года назад. Сначала делали только для себя или в подарок друзьям и даже не думали о деньгах и тем более маркетинге или бизнес-стратегии, но уже ровно год, как Истомины оставили работу по найму и стали зарабатывать исключительно продажей своих изделий.

Константин: «До нашего увлечения я работал мастером в сувенирной мастерской. Однажды я случайно затонировал красителем лосиный рог, и проявился настолько интересный рисунок, что мне стало любопытно эту тему развивать. Я стал пропитывать специальным образом другие куски рога и сделал несколько колечек, которые получились довольно оригинальными. Таким образом, я разработал уникальную технологию сквозной пропитки рогов лося и оленя, которая позволяет проявить им свою особенную текстуру. Поэтому каждое изделие получается уникальное, не похожее на другое. Так с колец всё и началось — сделали небольшую партию. Потом я подглядел, как турки и канадцы делают изделия из ювелирной смолы и дерева. Решили тоже поэкспериментировать и оказались первыми, кто начал работать со смолой в Красноярске, и вторыми в России. Постепенно с деревом и смолой стали работать многие, и мы начали пробовать другие материалы и технологии.

Мы позиционируемся как эко-украшения. Рога используем только сброшенные, древесину собираем после санитарных рубок. Наш любимый материал — сувель березы — такие наросты на стволах. Это очень плотная древесина с переплетёнными волокнами, которые тоже дают необычный рисунок. Из металлов мы используем серебро, латунь, медь».

Наталья: «Год назад мы ушли в «свободное плавание», открыли мастерскую. До этого работали дома и только по вечерам, а теперь всё время посвящаем нашим украшениям. Некоторые вещи делаем, потому что просто интересно, а продастся или не продастся — это уже второй момент. Часто изделия получаются довольно дорогими, потому что уходит много времени, много ценных материалов. И вот оно лежит, лежит, а потом приходит человек и говорит: „Это именно то, что я и хотел“».

Наша главная цель — не потерять свою индивидуальность. Можно накупить форм для изделий, запустить потоковое производство и зарабатывать гораздо больше. Но мы всегда говорим про наши украшения, что второго такого не будет, и мы не намерены сдаваться, нам очень нравится то, чем мы занимаемся».

«Это непередаваемое ощущение, когда люди любят тебя как художника»: история мастерской керамики «Сорока», из которой не хочется уходить

Представьте полки, от пола и до самого потолка заставленные огромным количеством фигурок, тарелок, ваз и кружек из керамики. Каждый этот маленький шедевр хочется взять в руки и бесконечно разглядывать… детали, формы, рисунки. Творят изделия с гипнотизирующим эффектом три красноярские художницы-керамистки — Татьяна Микитина, Татьяна Тхоренко и Екатерина Катышева. Поговорили с девушками о том, как устроена их мастерская «Сорока» и сложно ли сегодня продавать изделия ручной работы в Красноярске.

«Мы все по образованию художники-керамисты. После того, как окончили институт, быстро поняли, что идти с такой специальностью некуда, и другого выхода у нас нет, кроме как делать что-то своё. Мы открыли мастерскую сначала сами, а потом нас пригласили в культурное пространство «Каменка», и мы тут уже третий год.

Мы продаём изделия прямо в мастерской, сдаем на реализацию в магазины, работаем на заказ, участвуем в ярмарках и проводим мастер-классы. Изделие в среднем стоит порядка 700 рублей — цена зависит от декора, количества затраченного материала, который мы весь заказываем с западной части страны, а иногда из-за границы. Доставка материалов дорогая, но если ты с чем-то захотел поработать, что-то тебе особенно понравилось, ты уже не сможешь от этого отказаться.

Продаётся по-разному, спрос очень нестабильный. Много изделий уходит перед праздниками, особенно перед Новым годом, а бывают периоды затишья. Но вообще керамика стала очень популярна, как и в целом ручная работа, потому что всем надоело потоковое производство. Люди хотят, чтобы у них дома было что-то штучное, интересное. Есть клиенты, которые покупают изделия только у одной из нас, и это самое классное, когда тебя любят как художника. Вот ты выносил идею, воплотил её в жизнь и вдруг нашелся человек, который покупает именно то, что ты сделал и говорит: «Вау! Это круто!». Или видит работу в инстаграме и просит: «Пожалуйста, не продавай, отложи, я обязательно куплю. Это прям моё!». Непередаваемые ощущения от этого. Но бывает и такое, что делаешь и думаешь: «Это великолепно!», а в итоге люди не берут. А то, что тебе не слишком нравится, быстро расходится. Тут порой не угадаешь.

 

«Деньги, удача и капелька здравого смысла»: реально ли заниматься серьезным бизнесом в провинции?

26.09.2019

Поговорили с ведущими игроками красноярского рынка

Сегодня бизнесу недостаточно быть только прибыльным, чтобы считаться успешным. Лидеры рынка, зарабатывая, создают тренды, меняют взгляды и привычки, делают жизнь проще, а мир современнее. Newslab встретился с крупными представителями разных бизнес-сфер, сумевшими за последние 10 лет по-своему изменить жизнь красноярцев. Поговорили об отдельных проектах и экономической ситуации в Красноярске в целом.

Гендиректор строительной группы СМ.СИТИ Александр Коропачинский: «К 2022 году количество застройщиков в Красноярске сократится в разы»

О ситуации на рынке. В течение 2020-2021 годов красноярский рынок жилищного строительства ждут глобальные перемены, которые будут заключаться в сокращении количества компаний-застройщиков. Это сокращение не на 10 и даже не на 50 процентов, а в разы.

Есть основания полагать, что останется не более 15 компаний, при том, что сейчас, по разным оценкам, их насчитывается от 70 до 120.

Ситуация такова, что порядка 80-90% всех застройщиков до сегодняшнего момента работали без поддержки в виде банковского финансирования, направляя на строительство исключительно деньги дольщиков. Ужесточение закона о долевом строительстве с 1 июля этого года отрезало девелоперов от этих средств, а банки при отсутствии кредитной истории денег не дадут. Это очевидно, поскольку речь о кредитах в сотни миллионов рублей. Для понимания — среднестатистический 5-подъездный дом обходится застройщику в 500-600 млн рублей.

Соответственно, останутся только те, кто сегодня уже работает с банками (а таких компаний в Красноярске я знаю не больше восьми), и те, кто сможет соответствовать финансовым критериям банков, но это тоже единицы.

Компании, которые уйдут — случайные игроки, зашедшие на рынок, когда законодательство было чрезмерно лояльным.

Принятый закон — абсолютно в правильном русле. Сожалею, что его не было 5-6 лет назад — мы бы имели на сегодня гораздо меньше обманутых дольщиков.

Другой вопрос — это ожидаемое превышение спроса над предложением. Условия будет диктовать продавец, при этом увеличится себестоимость жилья, поскольку заемные средства, в отличие от средств дольщиков, стоят для застройщика денег.

Но, надеюсь, за 3-4 года баланс спроса и предложения восстановится.

Мы решили предлагать дворовое пространство, которое соответствует совершенно другим стандартам и принципам. Это, в том числе, квартальная застройка и четкое разделение общественного и личного пространств. Второе — микрорайон не должен быть спальным. Если не сделать на первых этажах общественных помещений, не предложить какой-то сервис в виде магазинчиков, кафе, офисов и прочего, то мы получим пустое, мертвое пространство.

Третий принцип — беспороговая среда. Помещения первых этажей не должны быть отделены от пешехода бордюром. Представьте тротуар, который идет вдоль витрин заведений, где вечерами горит свет, сидят люди, играет музыка, и представьте прогулку вдоль первых этажей среднестатистической панельной многоэтажки.

По сути, мы основывались всего на 4-5 принципах и ничего нового не изобрели. То, что город не должен быть моноцентричным, а иметь несколько центров притяжения людей, где в приоритете пешие прогулки, высокое качество жизни и комфорт, описывает теория нового урбанизма, появившаяся в Америке ещё в начале 80-х годов.

Вопрос только в том, как это правильно реализовать и продать. Сейчас квадратный метр на «Южном берегу» стоит дороже, чем где-либо в Красноярске, но угрызений совести у меня нет. Первые три года мы осознанно работали с убытком, предыдущие 6-7 лет — в ноль. Среда уже создавалась, но квартиры продавались очень недорого — 41-42 тысячи рублей за «квадрат» в то время, когда наши коллеги продавали за 48 тысяч.

В 2014-2015 годах, когда мы завершали вторую очередь, люди уже понимали, что такое среда, а застройщики, даже те, кто придерживался панельного домостроения, социалистических технологий, пошли по похожему пути. Без среды покупать квартиры красноярцы уже не хотят и речь не только о состоятельных горожанах.

Директор по развитию компании доставки суши и роллов «Оригами» Дмитрий Коробов: «Привлекать клиентов низкой ценой — это тупик»

О собственном бизнесе. У «Оригами» среди красноярских компаний по доставке роллов на сегодня самое большое количество заказов и второе в целом на рынке — крупнее только «Перцы».

Возник бизнес 10 лет назад почти случайно по инициативе моего родственника, который изначально занимался строительством. У него в бригаде работал бывший повар кафе японской кухни из Питера, который и разработал наше первое меню. Амбициозных планов мы не ставили и открыли филиал площадью 12 «квадратов» в не самом проходном месте на правом берегу. Было тяжело, первое время зарплату я получал раз в месяца три, что-то около 10 тысяч рублей. Все деньги уходили на продукты и заплаты сотрудников. Позже мы сменили локацию на более удачную и постепенно пришли к первому солидному обороту — миллион в месяц. Прибыли по-прежнему почти не было, но дело уже стало более-менее само себя поддерживать.

В то время в целом по рынку сервис был настолько плохо развит, что сайт был у пары компаний, а доставка в отдаленные районы, например, в Академгородок составляла 3-4 часа, и клиенты готовы были столько ждать. Тогда возникла идея открыть второй филиал в Октябрьском районе, который помог нам за считанные месяцы прирасти почти в два раза.

Где-то на седьмом году постоянной работы, когда у нас было уже 5 филиалов, максимально понятный для клиентов сайт, хороший сервис и стабильное качество, мы, наконец, почувствовали себя большой уверенной в себе компанией.

О ситуации на рынке. Сейчас сегмент насытился, и он больше не растет, как раньше. Рентабельность по красноярскому рынку доставки невысокая — в районе 10%. Каждый рубль надо считать. К тому же очень сильно всех игроков подкосили санкции и кризис 2014 года. До этого за килограмм лосося мы отдавали 300 рублей, а после запрета на ввоз и скачка доллара — 1000-1100 рублей. Нам сильно помогло то, что в докризисный период мы все деньги вкладывали в развитие, открывали новые филиалы, работали над сервисом, и у нас образовалась большая база лояльной аудитории. Тем не менее, без повышения цены обойтись было нельзя, спрос падал, но мы по максимуму урезали расходы, оставив только две основные статьи — оплата труда и сырье. Это позволило пережить сложные времена без особых потерь. Но не все смогли адаптироваться, многие крупные игроки сильно откатились назад.

В сегодняшних условиях мы продаем роллы по средней цене. Если смотреть на красноярский рынок, почти все сравнительно крупные игроки придерживаются похожей ценовой политики. В то же время у нас присутствует один премиум-игрок с роллами от 400-450 рублей и демпингующие доставки, которые за те же 450 рублей продают не порцию, а килограмм роллов.

Если говорить о перспективах рынка, не думаю, что роллы и пицца могут скоро надоесть. Мы пробовали заходить в китайскую кухню, но не удачно — люди не понимают и не едят эту еду, а суши — это уже почти как оливье на Новый год. Поэтому, я думаю, что рынок доставки продолжит успешно существовать в Красноярске, хотя, возможно, будет трансформироваться с появлением агрегаторов и Dark kitchen (рестораны, работающие только на доставку — прим.ред).

Председатель совета директоров клиники «Бионика» Талех Махмудов: «Услуги частной медицины в России значительно ниже, если сравнивать с Западом»

О ситуации на рынке. «Медицинский бизнес очень интересный, но сложный с финансовой точки зрения. В этой сфере надо не только успевать за сегодняшним днем, постоянно следить за новыми технологиями, но и заглядывать в завтрашний — регулярно обновлять оборудование, обучать врачей.

Это всё требует больших расходов. При сегодняшнем курсе валют, например, аппарат УЗИ последнего поколения стоит порядка 6,5 миллионов рублей. Поэтому услуги частной медицины не могут быть дешевыми, хотя в российских клиниках цены значительно ниже, если сравнивать с Западом.

При этом сейчас не всё так плохо в государственных медучреждениях, взять хотя бы онкологический центр — там очень современное оборудование. Может, в России не так развит сервис и культура общения с пациентами — это уже другой разговор. Но в целом, я считаю, медицина у нас на достойном уровне.

Самыми востребованными у красноярцев остаются акушерство и гинекология, неврология, кардиология, эндокринология, ортопедия и травматология. Всё большей популярностью пользуется направление эстетической пластической хирургии. Вообще пациенты стараются идти к конкретному, «своему» специалисту и готовы переходить за ним из клиники в клинику. В «Бионике» врачи следуют определенному стандарту лечения, принятому Министерством здравоохранения РФ. Это гарантирует максимально полное и качественное лечение. В США, для примера, четко следуют стандартам, и если пациента лечили, отклонившись от правил, он может отсудить большие деньги. В России такой строгости в этом отношении пока нет.

В «Бионике» на сегодня работает 180 врачей, и это всё наши красноярские специалисты, однако небольшой дефицит кадров ощущается, несмотря на то, что зарабатывают врачи сегодня очень хорошо. Нюанс в том, что в этой профессии надо постоянно работать над собой, успевать за новыми технологиями, ездить на конференции. Без этого современный врач не сможет оставаться высококвалифицированным специалистом.

О собственном бизнесе. Мы на рынке уже 16 лет и считаемся крупнейшей частной клиникой в Красноярске. Начинался бизнес с помещения в 150 квадратов и нескольких кабинетов. Позже я принял решение провести реконструкцию и поднять здание до 10 этажей. Достройка пришлась на самое кризисное время, но это нас даже стимулировало — мы решили доказать что в кризис можем ещё лучше работать. Сейчас, помимо врачей, у нас работает еще около 200 человек административного и технического персонала.

«Бионику» посещают около 150 тысяч человек в год. Сегмент частных клиентов самый крупный, но, помимо этого, мы принимаем более 3 тысяч человек в рамках ОМС и тем самым помогаем разгрузить государственные больницы. В том числе, проводим МРТ—исследования для пациентов онкологического центра. К слову, сейчас конкуренция на рынке частных клиник очень высокая, и предложить какую-то уникальную услугу сложно, но аппаратов МРТ в Красноярске крайне мало.

В ближайших планах запуск новой технологии, значительно облегчающей состояние и жизнь тяжелобольных пациентов. Мы уже обучили врачей и даже встретились лично с итальянским профессором, который эту технологию разработал. Осталось дождаться оформления нормативно-правовой документации, позволяющей использовать аппарат в российских клиниках. С весны мы также планируем отправлять по городу машину с медицинским оборудованием и нашими специалистами для бесплатной помощи пожилым красноярцам. Думаю, что будем проводить такую акцию каждый год.

Медицинский бизнес хоть и сложный, но тем и привлекателен, что позволяет реально помогать людям. Пациенты приходят к нам с надеждой на помощь и выздоровление и получают то, что им нужно. Это по-человечески радует, и поэтому я не устаю заниматься этим бизнесом».

 

«Летим на Марс!»: истории самых громких научных открытий в Красноярске

21.10.2019

Жизнь в космосе, алмазы против рака и новые звезды

Мы узнаем о достижениях красноярских ученых из случайных новостей и разговоров, но порой недооцениваем значимость этих открытий. Newslab выбрал восемь поводов для гордости сибирской наукой — поводов, о которых уже говорит весь мир, а вы о них обязательно скоро услышите!

Биополимеры для искусственных тканей и органов

В 90-х годах ученые Института биофизики СО РАН разработали новый материал — биопластотан. «Природный пластик», произведенный из продуктов жизнедеятельности микроорганизмов, предназначен для создания изделий биомедицинского назначения — от нитей, с помощью которых сшивают раны (после регенерации тканей биополимеры разрушаются), до каркаса для живой ткани.

Сегодня работа с материалом ведется как в Институте биофизики, так и на базе Сибирского федерального университета. В 2010 году стартовал проект по производству и исследованиям материалов. Исследованием медицинских приложений руководит доктор медицинских наук, заведующая кафедрой медицинской биологии Института фундаментальной биологии и биотехнологии СФУ Екатерина Шишацкая. В работе принимают участие исследователи из других сибирских городов (например, Томска), а также коллеги из Германии. Путь до медицинского рынка тернист — биополимеры (конструкции из ультратонких волокон) должны пройти десятки испытаний, но, будем надеяться, в ближайшие годы разработка сибирских ученых станет доступна ученым и врачам во всем мире.

Примечательно, что биопластотан может использоваться не только в качестве медицинского изделия, но и для производства экологичного пластика. Утилизация изделий из биоразрушаемого материала в естественных условиях не наносит вреда окружающей среде.

Исследования биолюминесценции

Красноярский край является одним из лидеров по изучению процессов биолюминисценции в России — видимого в темноте свечения живых организмов. Старт этому направлению дал красноярский академик Иосиф Гительзон. В настоящее время известно более 800 видов светящихся живых существ, среди которых рыбы, ракообразные, моллюски, бактерии, черви, грибы и другие виды.

В 2017 году коллектив Института биофизики СО РАН получил биолюминесцентные белки, которые могут использоваться при тестировании лекарственных препаратов нового поколения. Примечательно, что методика уже внедрена в производство немецкой фармацевтической компанией Bayer AG, в рамках сотрудничества с которой был запущен проект. Белки, выделенные из светящегося планктонного рачка Metridia longa, сибирские учены предлагают использовать для анализа препаратов — проверять их безопасность и эффективность.

Наконец, светящийся белок может быть использован в диагностике, заменяя радиоизотопную метку. Белок направляют в органы, а затем в организм вводят субстрат для свечения. Результаты позволяют в динамике проследить, как уменьшается или увеличивается, например, доброкачественная и злокачественная опухоль. Метод уже прошел доклинические испытания на животных.

Марсианские хроники

В 60-70-е годы в красноярском Академгородке по проекту отца космонавтики Сергея Королёва и директора Института физики в Красноярске Леонида Киренского построили бункер — прообраз космической станции — в которой люди могли месяцами жить автономно, без поступлений воды, воздуха или пищи — как в условиях колонизации условной Луны или Марса.

Зимой 1976-1977 гг. прошел четырехмесячный эксперимент, в ноябре 1983 г. — апреле 1984 г. состоялся последний, пятимесячный эксперимент. В конце 1980-х годов финансирование проекта практически прекратилось и БИОС законсервировали, однако результат проекта до сих пор не повторили нигде в мире.

Красноярские ученые дышали кислородом, выделяемым растущими в нем растениями, вода очищалась внутри системы, а рацион, состоявший преимущественно из растительной пищи, также добывался из того, что росло в БИОСе. Бункер был разделен на четыре равных по площади отсека: жилой и еще три с растениями и водорослями. Самый длительный и известный эксперимент занял 180 суток — с 24 декабря 1972 года по 22 июня 1973 года. Удалось достичь полного замыкания системы по кислороду и углекислому газу и почти полного (95 %) по воде. Экипаж получал 100 % необходимой растительной пищи (огурцы, редис, лук), выращенной в БИОСе.

В конце 1980-х годов финансирование проекта практически прекратилось и БИОС законсервировали. Однако красноярский опыт вовсе не пропал. Интерес к подобным работам проявили китайцы и европейцы. Именно гранты Европейского Союза стали толчком к модернизации БИОСа.

Расшифровка генома лиственницы

В начале 2019 года группа исследователей лаборатории лесной геномики научно-образовательного центра геномных исследований СФУ объявила о полной расшифровке генома лиственницы. Отметим, геномы хвойных имеют громадный размер, в несколько раз превышающий геном человека. На сегодняшний лишь две команды ученых в мире смогли расшифровать геном хвойного дерева.

Методика расшифровки генома, которую использовали сибирские ученые, позволяет быстро и точно исследовать невероятный объем данных — 12 млрд нуклеотидных оснований. Результаты исследования опубликовал авторитетный журнал BMC Bioinformatics.

Результаты расшифрованного генома могут использованы для создания базы генетических ресурсов лесов и в лесном хозяйстве — например, чтобы использовать для восстановления лесов деревья, оптимально подходящие для конкретных погодных условий и почвы. Кроме того, данные расшифрованного генома красноярцы планируют использовать в качестве инструмента борьбы с нелегальным оборотом древесины.

Аптамеры для диагностики рака

С 2010 года руководитель Лаборатории биомолекулярных и медицинских технологий КрасГМУ Анна Кичкайло (Замай) с коллегами работает с синтетическими одноцепочными молекулами ДНК — аптемерами.

Молекулы могут быть использованы для диагностики и терапии ряда заболеваний (среди них, например, онкология — рак легких, молочной железы, глиобластома головного мозга) — они связываются с молекулами-мишенями и распознавать пораженные клетки на ранних стадиях развития болезней. Успешные эксперименты на лабораторных мышах уже проводились и были успешными.

В 2019 году красноярские ученые рассказали о первых наработках по выявлению рассеянного склероза новым методом. Исследователи Красноярского научного центра СО РАН совместно с коллегами из Института фундаментальной медицины и химической биологии и медуниверситета предлагают выявлять заболевание с помощью аптамеров и биолюминесцентных белков, которые взаимодействуют с клетками крови (сейчас заболевание выявляют с помощью ряда анализов и МРТ). Это поможет обеспечить раннюю диагностику заболевания.

Деревья и глобальное потепление

Огромный вклад в мировую науку внесли красноярские дендрологи. В середине 80-х Евгений Ваганов и Александр Шашкин предложили модель роста деревьев — она описывает рост годичных колец деревьев в зависимости от разных факторов внешней среды. Сегодня модель используется для этих целей во всем мире.

Исследования в области дендрохронологии продолжаются — ученые Сибирского федерального университета на основе модели Ваганова-Шашкина научились делать прогнозы о состоянии лесов в зависимости от изменения климата в долгосрочной перспективе.

Стоит отметить, что проблема реакции деревьев на возможные климатические изменения — одна из главных в современной лесной экологии. Несмотря на значительное количество исследований, четкого ответа на то, как будет реагировать древесная растительность в естественных условиях на эти изменения среды при разном составе древостоев в разных физико-географических зонах, до сих пор не было.

Сейчас ученые подтвердили гипотезу о том, что в холодных и засушливых условиях главную роль в формировании ксилемы (ткани, составляющей основную полезную биомассу древесины) играет влажность почвы. А вот начало и конец периода годичного роста определяется температурой окружающей среды. Планируется создание нейросети, которая поможет предсказать развитие лесов Северного полушария.

Лечение алмазами

Еще в Советском союзе ученые Института биофизики в Красноярске получили первые наноалмазы — серый порошок, получаемый из серии коротких взрывов углерода.

В свое время за детонационную технологию получения наноалмазов ученый Анатолий Ставер, который занимался разработкой технологии вместе с коллегами, даже получил государственную премию РФ.

Их используют в одном из наиболее активно развивающихся направлений современной медицины — контролируемой доставке лекарств к биологическим мишеням (например, к клеткам нужного органа или ткани). Наночастица и прикрепленная к ней молекула взаимодействуют только с избранными клетками. Это используется, например, в создании эффективных лекарств от рака, но без разработок красноярских ученых, которые придумали способ получения наноалмазов, дальнейшие исследования не были бы возможны.

Новые звезды

Открытие нескольких сотен новых звезд — еще одна заслуга сибирских ученых из обсерватории на крыше СибГАУ. Она работает в Красноярске с 2009 года. В 2011 году Сергей Веселков, директор обсерватории, а также ученые из анатомической обсерватории Сибирского государственного аэрокосмического университета открыли около 200 новых светил, а в 2012 — еще 300.

К сожалению, звезды, которые открыли сибирские ученые, не увидеть невооруженным глазом — большинство находятся на 13 величине удаленности (человеческий глаз видит до шестой величины), но обозначить положение объектов относительно известных созвездий можно — это Кассиопея и Большая Медведица.

Как уточняют ученые, наблюдения за звездами велись давно, однако заслуга красноярских специалистов состоит в том, что они подтвердили их переменность — яркость звезд изменяется со временем в результате происходящих физических процессов. После утверждения открытия в каталогах напротив звезд появились соответствующие пометки.

 

«Горное дело»: почему Красноярский край — угольная кладовая России

03.12.2019

Как добывают черное золото на крупнейших разрезах в стране

Красноярский край — один из основных угледобывающих субъектов: здесь добывается каждая десятая тонна российского черного золота. История освоения богатых месторождений началась в начале 20 века, и с тех пор отрасль стремительно развивается. Сегодня именно в Красноярском крае работает крупнейшее предприятие открытой угледобычи в стране, применяются самые мощные и габаритные роторные экскаваторы, создаются инновационные продукты из бурого угля. История и факты об угольной отрасли — в материале Newslab.

Край и страна в тройке лидеров

Геологические запасы угля в России огромны. По этому показателю мы вторые в мире. Географическое распределение разрабатываемых запасов таково, что половина из них приходится на Кемеровскую область, а вторым по объемам является именно Красноярский край. На территории региона частично расположен один из крупнейших угольных бассейнов — Канско-Ачинский. Его геологические запасы оцениваются в более чем 600 млрд тонн.

Неисчерпаемые запасы

Исследовать Канско-Ачинское месторождение начали ещё в 18 веке, но тогда большой потребности в угле не было — промышленность использовала в качестве топлива лес. Поэтому первое угледобывающее предприятие появилось здесь только в 1903 году, и называлось оно Иршинские копи. К 1918 году копи давали несколько десятков тысяч тонн угля. Ещё спустя 17 лет, в 1935 году, на месторождении была запущена Иршинская шахта. Она позволила добывать 200 тысяч тонн угля ежегодно. До 1941-го заработали ещё несколько шахт, которые вместе давали более 400 тысяч тонн.

Новая страница истории

Когда закончилась Великая Отечественная война, стартовало строительство крупных угольных разрезов на территории Канско-Ачинского бассейна, и это стало новой страницей в истории отрасли. Первый разрез был сдан в 1949 году. Это нынешний Бородинский разрез имени М.И. Щадова, который является крупнейшим предприятием открытой угледобычи в России. Тогда он назывался Ирша-Бородинский по названию месторождения. В 1951 году запускается Назаровский разрез, а в 1975 году началась история самого молодого Березовского разреза. Сегодня эти предприятия — три кита угольной отрасли Красноярского края и важнейшие стратегические единицы для экономики региона и страны.

История строительства разрезов заслуживает отдельного внимания, поскольку это трудоемкий и сложный процесс. К примеру, при работах на территории будущего Назаровского разреза строители с первых шагов столкнулись с тем, что месторождение оказалось сильно обводненным. В итоге экскаваторы тонули в воде, железнодорожные пути проседали, дороги оказывались размыты, а во время паводка весной 1950 года разрез оказался и вовсе сильно затоплен. Но именно в то время устроили первые дренажные шахты, защищенные от подземных вод. Искать технические возможности, учиться новому приходилось прямо в процессе работы. А вот отгрузка угля что на Бородинском, что на Назаровском была организована по одной схеме — прямо в железнодорожные вагоны, которые подавались тепловозом непосредственно к экскаватору.

Промышленный гигант: Бородинский разрез сегодня

Как уже говорилось, Бородинский разрез — самый крупный в стране. Длина его рабочего борта (так называют борт карьера, в котором ведутся горные работы) — около 7 км, ширина — 2 км, высота угольного пласта доходит до 100 метров. Вся площадь разреза — это несколько десятков миллионов квадратных метров.

Кроме прочего, Бородинский разрез — главная сырьевая база и гарант безопасности энергосистемы Красноярского края. При пиковых нагрузках на ТЭЦ и котельные только это предприятие может обеспечить их топливом в необходимых объемах. Добыча на Бородинском разрезе не останавливается — горняки работают круглосуточно. Понятно, что пик добычи приходится на самое холодное время года — объем отгрузки угля зимой может достигать тысячи вагонов в сутки. А вот заодно и еще одно показательное сравнение: если вагоны с углем, добытым на Бородинском разрезе за всю его историю, выстроить в линию, получится состав длиной более 200 тысяч км. Таким можно обогнуть экватор восемь раз.

Назаровский разрез — кузница кадров

Назаровский разрез Канско-Ачинского бассейна славился применением прогрессивных технологий не только в пору своего становления. Он всегда считался кузницей передовых решений и самых ценных изобретательных кадров. Например, его коллектив одним из первых освоил роторную технику, смонтировал и запустил в эксплуатацию самый мощный в Европе и Азии экскаватор ЭШ 100/100, а сегодня на вскрыше здесь работает уникальный немецкий роторно-вскрышной комплекс SRS(k)-4000, аналогов которому нет в России.

Подтверждали большую трудоспособность здешних сотрудников государственные награды: в 1972 году коллектив разреза был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а в 80-м получил рубиновую звезду за высокую эффективность и качество работы. Многие из тех, кто начинали рабочими на Назаровском разрезе, впоследствии становились управленцами на разных предприятиях страны.

Березовский разрез — рекордсмен и инноватор

Интересный факт: в своё время именно Березовский разрез проектировали как самое крупное угледобывающее предприятие Советского Союза. Его планируемая проектная мощность составляла 55 млн тонн угля в год, но экономической нужды в реализации таких масштабных планов не было, поэтому от них решали отказаться. Сегодня производственная мощность разреза — до 7 млн тонн угля. Здешний уголь уникален: в своем природном виде, без обработки, он соответствуют высоким экологическим стандартам и европейским нормам.

Березовский разрез — лидер по глубокой переработке угля в Красноярском крае. Сегодня на предприятии изготавливают целую линейку инновационных продуктов для нужд нефтеперерабатывающей, химической, металлургической промышленности и жилищно-коммунального хозяйства. Наиболее известная среди красноярцев разработка — бездымное топливо, обладающее повышенной теплоотдачей, экономичностью при использовании, а главное, высокой экологичностью. Бездымный брикет горит без образования дыма, и все, кто хочет оказывать минимальное воздействие на окружающую среду, могут пользоваться им в бытовых целях.

Под эгидой одной компании

В 2002 году угольные предприятия Красноярского края вошли в состав Сибирской угольной энергетической компании. Общее число сотрудников на предприятиях СУЭК в Красноярском крае — более 5 тысяч человек. Под эгидой компании угольщики добывают порядка 30 млн тонн угля в год (в этом году добыча превысит 31 млн тонн).

За почти два десятилетия в регионе была полностью отлажена и усовершенствована система обеспечения углем крупных энергетических объектов и всей коммунально-бытовой сферы. Но при всей своей значимости и нужности СУЭК не просто ведет добычу черного золота, но и вносит вклад в развитие территорий своего присутствия. Вокруг крупнейших предприятий за долгие годы их работы сформировались города и целые шахтерские районы, за которые СУЭК чувствует ответственность, ведь там живут и сами угольщики, и их семьи. В Бородино, Назарово, Шарыпово, Рыбинском, Назаровском и Шарыповском районах компания реализует различные социальные программы: культурные и спортивные, образовательные и профориентационные. Особое внимание уделяется благоустройству и экологии.