Конкурс проводится с 2006 года при поддержке полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе

Серия работ в номинацию «Финансовый воПРОс»

Номинация, категория: Финансовый воПРОс, Автор печатного/электронного/интернет–СМИ
Автор: Степанов Игорь
Опубликовано: 10.09.18

Удаленная идентификация: замерли на старте

10.09.2018

Стартовавшая де-юре в России с 1 июля технология удаленной идентификации обещала кардинально изменить банковский рынок — по крайней мере, в сегменте физических лиц. Что мы имеем сегодня на практике? Как за четыре визита в банк журналисту «Эксперта-Сибирь» удалось внести свои данные в Единую биометрическую систему — в материале Игоря Степанова

Казалось, максимально полная доступность финансовых услуг — от Калининграда до Владивостока — позволит хотя бы в финансовом пространстве преодолеть уже привычные для россиян ограничения в расстоянии и времени, ощутив себя в полной мере жителем страны, а не ее отдельного региона. А ожидаемое с введением технологии удаленной идентификации обострение конкуренции кредитных организаций выведет борьбу за клиента на совершенно новый уровень. Однако все это станет возможным лишь при реальной работе системы, которую может организовать лишь заинтересованное банковское сообщество. Пока же, похоже, большая его часть занимает выжидательную позицию.

Так, по данным Центрального Банка РФ, с начала работы системы удаленной идентификации сбор биометрических данных для нее доступен «более, чем в 400 точках банковского обслуживания в 140 городах России». Трехзначные цифры всегда впечатляют, но их нивелируют масштабы нашей страны — так, тот же ЦБ оценивает общее количество банковских офисов цифрой, превышающей 28 000, а Росстат знает, что на начало года в России насчитывалось 1 538 городских поселений. Так что новые финансовые технологии стартуют весьма избирательно.

И вряд ли дело в технических проблемах — особого дорогостоящего оборудования банкам приобретать не надо, программным обеспечением централизованно занимается гигант российского финтеха — Ростелеком, а неизбежные огрехи внедрения не сулят кредитным организациям существенных рисков. Скорее можно предположить, что федеральные банки с разветвленной сетью не горят желанием предоставлять своим клиентам новые возможности поиска финансовых услуг «на стороне».

Впрочем, Банк России с позиции мегарегулятора уверен — его подопечные будут постепенно обеспечивать в своих структурных подразделениях сбор биометрических данных по мере готовности их технологической инфраструктуры: до конца 2018 года такой сервис должны предоставлять не менее 20% структурных подразделений банка в каждом регионе присутствия, к 30 июня 2019 года — 60% и до конца 2019 года — 100%.

Затянувшийся эксперимент

Как бы то ни было, в первые дни второго полугодия восемнадцатого года двадцать первого столетия у некоторой части россиян появилась возможность сделать первый шаг к будущей дистанционной работе с любым из отечественных банков. И этот шаг — первичная идентификация со сбором биометрических данных: изображения и голоса. В теории от ЦБ РФ «клиенту необходимо будет один раз прийти в уполномоченный банк с паспортом и СНИЛС и пройти процедуру так называемой первичной идентификации. Банк зарегистрирует клиента в Единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА) и Единой биометрической системе».

Уполномоченных банков, точнее — банков, соответствующих критериям, установленным пунктом 5.7 статьи 7 Федерального закона от 07.08.2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», на 30.06.2018 г. оказалось 438 — но реально к работе готовы были приступить немногие, да и то в основном на столичных территориях. Так, ВТБ начал сбор биометрических данных клиентов в своих офисах Москвы и Санкт-Петербурга с намерением до конца года внедрить технологию в двух сотнях розничных отделений по всей России, Альфа-Банк стартовал в двух московских офисах, начали отработку технологии в единичных офисах Райффайзенбанк и Абсолют Банк. Всего же в стадию реализации проекта вступили менее десятка банков, при этом некоторые — в том числе Росбанк и Почта-Банк — объявили о масштабном запуске удаленной идентификации во множестве своих отделений.

Так что в Новосибирске выбор банка для эксперимента по первичной идентификации не был особо широким. Несколько телефонных звонков в call-центры быстро сузили его до единственного Почта-Банка. Именно здесь специалисты не удивились запросу экзотической услуги, а буднично — как будто делают это давно и по несколько раз на дню — дали координаты офисов, из которых был выбран тот, что вблизи станции метро «Золотая нива».

День первый

И вот в первый рабочий день июля — второго числа месяца начала работы удаленной идентификации — эксперимент начался. В кармане — только «краснокожая паспортина», впереди — небольшая очередь, в основном из жаждущих занять денег у банка и на время, чтобы потом отдать свои и навсегда. Так что желание «первично идентифицироваться» было изложено минут через сорок смиренного ожидания и вместо предполагаемого удивления породило деловую активность девушки-менеджера — правда, не без помощи руководителя офиса.

Первая проблема возникла сразу же — кроме паспорта требовался и страховой номер индивидуального лицевого счета (СНИЛС), о чем честно предупреждал ЦБ. Но его предупреждение было беспечно проигнорировано — в итоге эксперимент оказался под угрозой срыва. Однако тандем руководителя и менеджера нашел выход — помогла учетная запись на Госуслугах, куда удалось войти с банковского компьютера, не забыв обезопасить себя галочкой в окошке «Чужой компьютер».

Дальше все пошло гладко, и следующим шагом стало уже привычное заполнение Согласия на обработку персональных данных, после чего началась запись первого биометрического параметра — голоса. Предстояло трижды прочитать ряд цифр от нуля до девяти, затем — от девяти до нуля и, наконец, цепочку «5947318602». Простейшее задание, но с первого же раза выяснилось, что надо не просто отчетливо называть цифры, но и проговаривать их в определенном темпе, стараясь уложиться в отведенный промежуток времени. Это удалось лишь при наблюдении за бегущим индикатором — и то не с первого раза. При этом компьютерная программа проверяла соответствие записи одному ей известному критерию качества, а в офисе стояло обычное деловое гудение — возможно, не лучший фон для создания голосового образца, однако вскоре консенсус был найден. Надо признать, что для первого дня работы системы получилось совсем неплохо. Очередные посетители офиса, с интересом наблюдавшие неожиданное действо, разочаровано отвернулись — и зря. Самое интересное только начиналось.

Удачное завершение первого этапа первичной идентификации вселило оптимизм и веру в технический прогресс, так что ко второму — запись изображения — все перешли с легким сердцем и довольными улыбками. Умная технология настаивает не на банальном фотографировании, но обрабатывает видеоряд, из которого самостоятельно выбирает понравившиеся ей кадры — как минимум, с правильным, симметричным расположением лица. Банк России уверяет, что это делается для надежности и безопасности, и при проведении идентификации используется алгоритм, позволяющий удостовериться, что перед камерой находится живой человек.

При этом банковский менеджер превращается в видеооператора, пытаясь угодить капризной программе — приближая, удаляя и всячески поворачивая веб-камеру. Вроде бы все не так и сложно, но шли минуты, менялись ракурсы — все безуспешно. Живая картинка никак не хотел превращаться в фотографию… Счет минут уже пошел на десятки, когда Высокие Идентифицирующая и Идентифицируемая Стороны договорились о переносе продолжения эксперимента на следующий день, дабы дать возможность технике осознать и исправить свое поведение. Фактически же была составлена заявка в службу поддержки «отца-разработчика» системы — Ростелеком — в надежде на решение проблемы в течение суток.

День второй

Итак, привычный уже офис со знакомыми сотрудниками. Однако есть и перемены: процедура проводится на другом рабочем месте — возможно, с более удачным освещением. Предварительные операции все те же — паспорт, СНИЛС, голос — и вновь веб-камера в руках офис-менеджера пытается поймать удачный ракурс. Через некоторое время возникает ощущение дежа вю, однако сдаваться никто не намерен. По исконной русской традиции на повестку дня выносятся два вопроса: «кто виноват» и «что делать». И коллективный разум, отринув обвинения в адрес Идентифицирующей и Идентифицируемой Сторон, назначил виновником двухлинзовое оптическое устройство, отражающее в камеру посторонний свет.

Эксперимент вступил в новую стадию — очки легли на стол, и компьютерная программа первичной идентификации отнеслась к этому весьма благосклонно. После нескольких итераций камера и лицо заняли-таки подобающие места в пространстве. Будто бы даже послышался щелчок затвора фотоаппарата, и видеоряд сменился картинкой, которую даже было предложено оценить — нравится ли? Оставалось ответить «да», и собранные с таким трудом биометрические данные улетели бы в далекое хранилище, однако… Банк России нигде не упоминал об ограничениях в виде ношения очков, так что эксперимент должен — и будет — продолжен.

Надо признать, такой демарш не вызвал отторжения у банковских сотрудников, скорее наоборот: начался поиск источников мешающего света, дающего блики на очках. Включались и выключались в различном порядке лампы освещения (с предварительным извинением перед клиентами офиса, которые, впрочем, наблюдали за всем с возрастающим интересом) менялись камеры, наклон и поворот головы — все тщетно. Программа была не менее упряма, и второй день завершился по образу и подобию первого — сообщением в Ростелеком об очередной неудаче с планами продолжения на следующий день.

День третий…

…не принес ничего нового — разве что кроме демонстрации сотрудниками банковского офиса недюжинных знаний в области фотосъемки: прямой точечный свет ламп заменен рассеянным с помощью обратной стороны баннера. Однако, несмотря на все усилия этого и предыдущих дней, гражданин России в очках не мог пройти предварительную идентификацию. Ситуация уже стала казаться тупиковой, но уже на пороге срыва эксперимента пришла спасительная идея, навеянная давним опытом замены прав в ГИБДД, где при фотографировании на права бесхитростно выдавали очки без стекол. Таковых с собой, естественно не было, а приносить в жертву Ростелекому единственную оптику не было никакого желания — поэтому день закончился привычным расставанием, обещающим новую встречу.

День четвертый. Два месяца спустя

Третье сентября 2018 года. По стране уже два месяца шагает технология удаленной идентификации банковских клиентов — физических лиц, обещающая прорыв в развитии отечественной банковской системы. В такое время нельзя отставать от финтехпрогресса, а значит, пора возобновить — вернее, начать заново — процедуру собственной первичной идентификации. Call-центр Почта-Банка по-прежнему любезно выдает очередь в знакомый офис, где с самого утра начинаются уже чуть позабытые за два месяца процедуры. Очки без стекол приготовлены, но на всякий случай не мешало проверить: вдруг программно-техническое обеспечение сделало шаг навстречу своим пользователям с неидеальным зрением? Однако этой надежде сбыться было не суждено: человек в очках по-прежнему не признается достойным даже первичной идентификации. А ведь за ней должна последовать и вторичная — в далеко не идеальных домашних условиях…

Ну что же, под лозунгом «там, где прямо не пролезем, мы пройдем бочком», извлекается эрзац-оптика — и программа, торжествуя, но все же немного поломавшись для приличия, начинает выдавать фотографии одну за другой, на выбор. Такая милость была гордо отвергнута, и биометрия наконец-то отправилась к месту своего хранения, в Единую биометрическую систему. Это вскоре подтвердило и смс-сообщение, а в Учетной записи на портале госуслуг появилась информация «Единая биометрическая система: Данные активны».

По информации Банка России, биометрические данные будут храниться в зашифрованном виде в обезличенной форме отдельно от других идентификационных данных, таких как Ф.И.О., паспорт, СНИЛС и др. Персональные данные будут храниться в ЕСИА, биометрические — в Единой биометрической системе, при этом связка между системами будет осуществляться по технологическому идентификатору ЕСИА.

Промежуточные итоги

Не скрою — приятным итогом двухмесячного эксперимента стала вполне адекватная и заинтересованная реакция банковских сотрудников, прилагавших максимум усилий для выхода на успешный результат.

В то же время со стороны программно-технического обеспечения ожидалась более качественная работа. Проблемы идентификации людей, постоянно носящих очки, могли быть выявлены на этапе «пилотного» проекта, предшествующего реальному внедрению. Стоит еще раз процитировать Банк России: «Удаленная идентификация позволит повысить доступность финансовых услуг, в том числе для людей с ограниченными возможностями, пожилого и маломобильного населения» для побуждения разработчика к решению очевидно имеющихся проблем.

А впереди следующий этап эксперимента — удаленная авторизация и попытка дистанционного банковского обслуживания.

Заместитель директора Новосибирского филиала ФГУП «НТЦ «Атлас» Евгений Попантонопуло:

— Принцип распознавания строится на выявлении системой опорных точек на лице, позволяющих однозначно идентифицировать человека. Как правило, система фиксирует порядка 100 таких точек, которые позволяют определить расстояние между глазами, ширину ноздрей, длину носа, высоту и форму скул и т.д. На основе специальных алгоритмов из этих данных создается математическая модель, которая и сопоставляется с имеющимися моделями в базе данных. Проблемой может стать наличие очков, так как для системы распознавания это дополнительные, порой не учтенные, элементы на лице. Решением данного вопроса может быть сопоставление образа человека без очков или настройка системы распознавания таким образом, чтобы опорные точки вокруг глаз были в меньшем приоритете, чем остальные, при сравнении с эталонными значениями. Конечно же, при таком подходе понижается эффективность, но делает систему более универсальной.

Занять в один клик

24.12.18

Финансовая сфера — лидер внедрения передовых технологий, и ее опыт поступательной диверсификации удаленных взаимоотношений с клиентами может стать хорошим примером для других секторов экономики

Один из парадоксов современного мира состоит в том, что люди делают все возможное для ускорения процессов практически во всех направлениях своей деятельности, добровольно попадая при этом на убыстряющийся траволатор жизни. Те технологии, которые вчера были придуманы для повышения скорости производственных, финансовых и социальных процессов, уже не просто задают темп сегодняшней жизни, но и требуют его дальнейшего наращивания.

На финансовых рынках хорошим примером этому служит внедрение систем ускорений расчетов между физическими и юридическими лицами, которые сегодня стали основой для перехода на новый уровень скоростей и других банковских операций — от депозитов до кредитов и инвестиций («Рискованная доступность» в «Эксперте-Сибирь» № 48-49 за 2018 год). Сегодня уже мало кто помнит, что на заре становления отечественной банковской системы главным носителем информации обо всех платежах, совершенных клиентами в течение операционного дня, была обычная дискета, а носителем носителя — банковский курьер, доставлявший ее в ближайшее отделение Центрального Банка. Потом ЦБ наладил модемную связь с подведомственными коммерческими банками, а сами банки начали задумываться о системе «клиент-банк», реализуемой на тех же попискивающих и помигивающих модемах. И уже много позже в обиход вошло словосочетание «интернет-банк», которое и стало на долгие годы показателем развития финтеха. Появившийся в дальнейшем мобильный банк дополнил возможности «старшего брата», слегка потеснив его на рынке юридических лиц и гораздо более существенно — на рынке лиц физических. В своей совокупности эти технологии уверенно вытесняют бумажный документооборот.

Возможно, лишь в последний год эта динамика несколько замедлилась — так, по данным СибГУ Банка России, если по всему Сибирскому федеральном округу за девять месяцев 2016 года через интернет и с помощью мобильного телефона физическими лицами с использованием банковских карт было совершено платежей на сумму 125,2 млрд рублей, то на следующий год эта цифра удвоилась и составила 252,4 млрд рублей. Итоги сопоставимого периода в 2018 году показали замедление роста онлайн-платежей — цифра увеличилась до 359,4 млрд. Схожая картина наблюдалась и по Новосибирской области — почти двукратный рост (от 24,9 млрд рублей до 47,60 млрд рублей) в период 2016–2017 годов и замедление подъема (до 70,1 млрд рублей) по результатам трех кварталов 2018 года.

Впрочем, от банка к банку динамика различается. Директор департамента Digital банка «Открытие» Александр Пятигорский наблюдает в своей кредитной организации ускорение роста доли онлайн-платежей в общей массе по годам именно в период 2017–2018 годов. Так, если в 2016 году эта доля составляла 35%, а в 2017-м — 37%, то в 2018 году она значительно увеличилась, достигнув 51%. При этом банк прогнозирует в ближайшие годы рост объема платежей еще на 30% — так что говорить о насыщении рынка пока рано.

Рост доли онлайн-платежей наблюдают и в Альфа-Банке. По мнению представителя кредитной организации, к основным факторам, способствующим повышению популярности этого сервиса, относится быстрый рост доступности интернета и широкое распространение смартфонов. Кроме того, растет число торгово-сервисных предприятий, у которых есть свои интернет-магазины — где, как правило, товары доступны по более привлекательным ценам. При этом в банке отмечают не только экономическую привлекательность онлайн-доступа — клиенты высоко ценят удобство и скорость, когда совершить покупку можно при помощи мобильного устройства. В итоге покупки по картам банка в интернете с начала года выросли на 15%.

Ускорение, данное свыше

Как в прежние времена, сегодня одним из лидеров, задающих темпы внедрения дистанционных технологий в банковском деле, является Центральный Банк РФ. Запустив летом 2018 года механизм дистанционной идентификации банковских клиентов, регулятор не планирует останавливаться на достигнутом — впереди неоднократно анонсированная система быстрых платежей (СБП).

По информации СибГУ Банка России, это простой и удобный сервис, который позволит в режиме онлайн круглосуточно (24/7) переводить деньги с одного счета на другой в разных банках по простым и понятным идентификаторам. Первоначально это будет номер мобильного телефона, но впоследствии список таких идентификаторов будет расширяться. «Предполагается, что вначале будут доступны так называемые P2P-переводы (от физического лица физическому лицу на счета, в том числе в разных банках), а также Me2Me-переводы (между счетами одного физического лица вне зависимости от кредитной организации). По мере развития системы будут доступны и другие платежи, в том числе в пользу юридических лиц», — пояснили в региональном управлении Банка России планы по внедрению СБП.

«Это достаточно востребованная услуга, которая поможет увеличить частоту использования банковских переводов у граждан, использующих различные банки», — прокомментировал инициативу регулятора Александр Пятигорский, Сибирское ГУ Банка России:

— Учитывая также и социальную значимость проекта, Банк России установил для банков привлекательные условия обслуживания в СБП, чтобы они в свою очередь имели возможность предложить минимальные тарифы по таким платежам своим клиентам. Важно отметить, что будет установлен годовой льготный период: в течение 2019 года Банк России не будет взимать с банков плату за услуги системы. Мы рассчитываем, что благодаря Системе быстрых платежей комиссии для населения за переводы денежных средств значительно снизятся.

Онлайн: расширяя плацдарм

Тем не менее, современные темпы цифровизации обещают наращивание объемов финансовых операций в долгосрочной перспективе только при условии выхода онлайн-платежей за пределы простого перевода денежных средств. На рынке простых банковских транзакций не видно существенных ограничений, препятствующих достижению в скором времени его максимально возможного охвата.

Хотя одним из таких стоп-факторов в глазах части клиентов до сих пор является вопрос безопасности. «По-прежнему есть клиенты, считающие, что данный вид платежей может привести к мошенническим действиям, — констатирует Александр Пятигорский, однако добавляет: — С течением времени все больше клиентов убеждаются в достаточной безопасности и удобстве онлайн-платежей».

Одна из самых громких технологий, способных значительно расширить круг применения онлайн-платежей — удаленная идентификация, обещающая дистанционный доступ банковских клиентов к услугам (в первую очередь, депозитным) любых российских банков без необходимости их личного посещения.

«В связи с развитием удаленной идентификации будут выстраиваться процессы для новых клиентов. А процессы для уже существующих клиентов станут более простыми и легкими», — говорит директор регионального центра «Сибирский» Райффайзенбанка Анна Тихонова. Она считает, что в Райффайзенбанке существует один из самых высоких на рынке уровней проникновения онлайн-каналов. Сегодня этот показатель превышает 40% клиентской базы, что составляет более 600 тыс. активных пользователей — и эти цифры неизменно растут.

Однако директор регионального центра видит перспективы онлайн-общения банка с клиентами не только в направлении развития уже существующих дистанционных услуг. «Привлечение клиентов и выдача потребительских кредитов через цифровые каналы будет только расширяться», — уверена Анна Тихонова. По ее информации, всего через digital-каналы банка было подано 52% всех заявок на кредиты, из них через сайт банка — 49% заявок. «В июле банк начал выдавать кредиты через Райффайзен-онлайн без посещения отделения, и в настоящее время продажи таких кредитов составляют почти 10 процентов от всех новых выдач, в Сибири — сопоставимая картина», — делится Анна Тихонова темпами внедрения онлайн-технологий в кредитном сегменте банковского рынка.

Не исключено, что успешное развитие дистанционных взаимоотношений финансовых организаций и их клиентов в столь деликатной сфере, как потребительское кредитование, обязано своей предыстории в области развития платежных сервисов. Как отмечают эксперты отрасли, российский потребитель, осознавший все преимущества онлайн-передачи и получения денежных средств, менее настороженно относится к передаче в банк информации о себе посредством интернет, признает права и обязанности, вытекающие из удаленного общения, понимает суть входящих и исходящих денежных потоков, возникающих вне личных договоренностей клиента и банка. «Онлайн-платежи приучили клиентов к простоте и удобству дистанционных каналов банковского обслуживания и повысили уровень доверия к ним. Впоследствии это приводит к готовности клиентов потреблять через эти каналы и другие банковские продукты — например, кредитные», — подтверждает Александр Пятигорский.

Еще одну сферу применения дистанционных технологий видит управляющий операционным офисом Абсолют Банка в Новосибирске Евгений Шеин. «В начале 2018 года мы запустили цифровую платформу по выдаче жилищных займов и уже весной начали подключать к ней партнеров среди застройщиков и риелторов. Результат был очевиден для всех сторон — «цифра» позволила сократить процесс рассмотрения ипотечных заявок до 10 минут», — рассказывает банкир. По его словам, платформа в автоматическом режиме принимает заявку, проводит проверку и выносит решение о предоставлении кредита в любой день недели, без выходных.

Управляющий операционным офисом Абсолют Банка в Новосибирске Евгений Шеин:

— В пользу необходимости делать бизнес технологичным говорит и недавнее узаконивание электронной закладной: по сути, бумажная закладная — один из последних «камней преткновения» на пути к полному уходу ипотеки в онлайн. Уже в ближайшие годы неспешность решений, «бумажные горы» и визиты в офис банков станут анахронизмами даже в таком довольно консервативном направлении, как ипотека.

Генеральный директор ГК СМСФинанс Иван Меринов уверен, что уже сейчас онлайн-кредитование является одним из ключевых драйверов развития финансовых технологий в России. Так, в 2017 году российские онлайн-компании выдали на 67% займов больше, чем в 2016-м. «На долю сегмента онлайн-кредитования приходится порядка 90 процентов финтех-рынка. Объем рынка финансовых технологий в России по итогам 2017 года составлял 48 млрд рублей. В 2018 году объем рынка уже превысит 50 млрд рублей. Сейчас, по мнению экспертов, Россия входит в топ-5 лидеров цифрового банкинга в Европе», — говорит руководитель компании, ссылаясь на отчет исследовательского центра компании «Делойт».

Новосибирск «наследил»

В исследовании «Тенденции на рынке финансовых технологий — 2018», проведенном Исследовательским центром компании «Делойт» в СНГ, о котором упоминает Иван Меринов, проводится анализ в географическом аспекте, который позволил определить основные города и регионы с наибольшей долей пользователей с положительной тональностью цифровых «следов» относительно онлайн-займов с 2013 по 2018 годы: среди регионов лидерами стал Дальневосточный и Сибирский федеральные округа, а в 2018 году в топ-3 городов вошли Красноярск, Новосибирск и Казань. При этом в пятилетнем интервале лидерство среди городов СФО остается за Новосибирском.

По методологии исследователей цифровой след представляет собой запись, оставленную пользователем социальной сети (комментарий, пост/репост), касающуюся онлайн-займов. По мнению Ивана Меринова, в первую очередь такое распределение цифровых следов по округам говорит о том, что население СФО и ДВ чаще пользуется услугами онлайн-кредитования, причем предпочитает этот сервис другим ввиду удобства.

«Если говорить конкретно о Новосибирске, то, на мой взгляд, здесь колоссальную роль играет Академгородок — именно там сосредоточено максимальное количество компаний, предоставляющих качественные решения в области разработки для финтех-структур.

Многие основатели компаний, работающих в секторе онлайн-кредитования, сами являлись выходцами из IT-среды, поэтому налицо успешные коллаборации финансистов и IT-специалистов», — рассуждает руководитель микрофинансовой компании.

Статистика, предоставляемая сервисом статистики компании Яндекс, во многом подтверждает повышенный интерес новосибирцев к онлайн-кредитованию — так, по поисковому запросу «онлайн-кредит» Новосибирск находится в российском топ-5. Однако по чуть измененному запросу «быстрый кредит» Новосибирск не изменяет своего места, что отчасти может говорить о том, что горожане ориентируются на скорость предоставления займов, а не на их технологическую основу.

Впрочем, сегодня «скорость» и «технологичность» все больше становятся словами синонимами— именно цифровая дистанционная обработка позволяет снижать время принятия решений по операциям, даже предполагающим ту или иную долю риска.

«Чтобы минимизировать случаи мошеннических транзакций, клиент проходит многоуровневый процесс проверки. При этом благодаря автоматизации процессов скорость принятия решения по займу составляет четыре минуты», — говорит Иван Меринов и приводит примеры реально выстроенных технологий: личность претендента на кредит верифицируется в Бюро кредитных историй и по телефону регистрации, проводятся проверки данных у мобильных операторов, в том числе анализируется факт того, как давно была куплена карта.

Риски молодеют в онлайн

Риски онлайн-кредитования можно и нужно минимизировать с помощью цифровых технологий, однако в бесконтактном дистанционном мире они уже начинают эволюционировать, порождая новые формы. Об одной свежей особенности рассказывают эксперты коллекторского агентства «СКМ». Они установили, что среди тех, кто обладает навыками обращения с интернет-пространством и оформляет кредит-онлайн в личном кабинете, должники возрастной группы 50+ в целом имеют более высокую платежную дисциплину после выхода на просрочку в отличие от неплательщиков 20-30 лет.

«Пакет необходимых документов при онлайн-кредите минимален, а все процедуры максимально упрощены. Нужно лишь забить данные в форму банка через свой смартфон (наверняка кто-то делает это прямо во время пары в университете), и решение по кредиту приходит в sms-сообщении или через мессенджер в считанные минуты. Такой продукт привлекает все больше молодежи до 30 лет, которая при оформлении «быстрого» кредита, как полагают в «СКМ», даже не рассчитывает, как эти заемные средства возвращать», — комментирует выводы экспертов председатель правления «СКМ» Ольга Мазурова.